Школа — важный этап в жизни каждого человека. Она часто формирует характер человека, его цели и мечты. В Казахстане около семи тысяч общеобразовательных учреждений; одной из наиболее конкурентоспособных школ страны является РФМШ. Редакция The Village Казахстан поговорила с выпускниками физмата о подробностях поступления, медалях и привитых ценностях.

Справка: РФМШ — республиканская физико-математическая школа, основанная в 1972 году. В школе учатся с восьмого по одиннадцатый классы. Обучение бесплатное, но существует платное отделение. РФМШ находится на первом месте среди школ с математическим уклоном в Казахстане. Выпускниками школы являются Карим Масимов, Тимур Кулибаев, Кайрат Келимбетов, Аркадий Волож, Ануарбек Султангазин. Сайт — fizmat.kz

Данабек Калиаждаров

Должность: аналитик комитета статистики и спецучетов при генеральной прокуратуре

Год выпуска: 2004

Я родился в семье математиков. Дедушка и бабушка – преподаватели. Дяди, тети, отец – все учились в физмате. Поэтому, когда я стал подавать отличные результаты в математике, никто не был удивлен.

С шестого класса я участвовал и получал призовые места в различных олимпиадах, когда еще учился в общеобразовательной школе. В седьмом классе родители сказали, что на следующий год буду поступать в физмат – я не сопротивлялся. Они даже не рассматривали другие школы, я пошел туда по умолчанию. Не было и мысли о том, что я не смогу поступить. Я совсем не переживал.

Процесс поступления не отличался от нынешнего. Первый тур – письменный экзамен по математике. Этот экзамен я почти провалил: из десяти набрал шесть баллов. Поэтому на остальных этапах мне пришлось попотеть. Приложив все усилия, общие результаты были – 41 из 45 баллов. Мое имя находилось в десятке лучших результатов.

Когда я только начал участвовать в олимпиадах в лицее, не было той самой систематической подготовки, как сейчас. Тогда физмат не мог похвастать 50 медалями на республиканской олимпиаде. Результаты олимпиад были довольно плачевные. С 2002 года Кайрош Бексеитович Макишев был первым приглашенным тьютором (преподавателем) по математике. Началась серьезная тренировка олимпийского резерва.

Мы занимали призовые места. На республиканской олимпиаде в 2003 и 2004 годах мне удалось взять бронзу. Участвовал в «Шелковом пути», АТМО (Азиатско-тихоокеанская математическая олимпиада), в турнире городов. Олимпиадное движение, про которое по сей день говорят в школе, было заложено именно в наше время. Привлекались преподаватели из университетов, они занимались с ребятами после школы. Администрация также поддерживала учеников: предоставляли кабинеты, нужные книги, свободное посещение. Когда мы заканчивали в 2004 году школа стала поощрять участие в олимпиадах различными медалями и досками почета. Именно в то время наша сборная вошла в тройку сильнейших команд Казахстана.

Преемственность поколений также была заложена в наше время. Однако мы помогали младшим не только в учебе, но и в трудных ситуациях. Так, например, однажды на олимпиаде в Караганде между нашими девятиклассниками и командой из КТЛ случился конфликт: на лобовом стекле автобуса обеих команд были написаны гадости. Не знаю, на какой почве и кто был инициатором. РФМШ — школа всего в одном городе, а КТЛ был по всей стране. Почти 300 ребят из казахско-турецкого лицея были готовы встать на защиту своих младшеклассников. Мы тоже не отставали и собрались с пацанами из других школ. Обстановка накалялась; нам пришлось успокаивать всех, чтобы не дошло до драки. Эта новость не должна была дойти до организаторов олимпиады и директора школы. Ведь участников драки могли не только дисквалифицировать от участия, но и исключить из школы. Поговорили — конфликт разрешился.

Учась в школе, нет таких мыслей: «Поскорее бы ее закончить и свалить». Наоборот, все чаще появляется желание передать опыт ученикам помладше и научить их тому, что сам знаешь. После того как я окончил университет, решил помогать физматовцам в подготовке к олимпиаде. В университете переквалифицировался из математика в информатика. Два года был руководителем команды РФМШ по информатике. Моя команда заняла шестое место во Всероссийской командной олимпиаде школьников, получив золото. Вместе с директором школы и ректором МУИТ (Международный университет информационных технологий) договорились о предоставлении бесплатной площадки для проведения Международной Жаутыковской олимпиады (IZhO).

Конечно, обучение в физмате было не из легких: тяжелые и объемные задания, отсутствие достаточного количества свободного времени. Но условия учебы помогали нам реализовывать потенциал. Каждый в физмате являлся важным членом школьного общества. Мы отличались друг от друга и при этом были похожи. Атмосфера была теплой и семейной. Наверное, поэтому многие мои друзья именно с РФМШ. Каждый из нас старается не забывать про школу и всячески ей помочь, ведь мы обязаны физмату своим успехом.

Кайсар Турсынгожа

Должность: руководитель образовательного проекта

Год выпуска: 2008

Обычно, когда ты школьник, то не выбираешь место учебы сам. Семья думает за тебя. Решение поступить в физмат было принято моим братом. Когда он играл в передаче «Лидер XXI века», познакомился с ребятами из физмата. Его восхитила их подготовка и эрудированность. По плану брата я должен был бросить своих друзей и покинуть зону комфорта, но я считал переход в другую школу несправедливым и ненужным. Сейчас же я считаю, что это было лучшее решение в моей жизни.

Шел 2004 год. Я учился в седьмом классе. Моя семья разузнала подробности тестирования, и началась подготовка к экзамену. Процесс состоял из трех туров. Первый — обычное тестирование по математике и физике. Второй — контрольный экзамен по математике. Третий — по физике. На каждом этапе было минимальное количество баллов, набрав которое ты проходишь дальше. Порог проходного балла зависел от отделения: казахского или русского. У городских ребят, кажется, конкурс был жестче, чем у интернатских.

Обычно в школах детей в классы определяли по навыкам: «А» класс с высокими баллами, «Б» с баллами поменьше. Распределение шло в основном так, чтобы в классе оставалось одинаковое количество учеников с интерната и с города. Так я попал в «Б» класс. Когда я поступал, сформировалось три казахских и три русских классов.

Мы все были новенькими, поэтому не было привилегированных группировок в классе. Никто не подвергался дискриминации или делению со стороны одноклассников. Наши отношения были прекрасными. Мы отлично дружили с параллелью и старшими классами. Старшее поколение всегда оберегало, подсказывало, помогало освоиться в школе. Мы все были как большая дружная семья.

Расписание занятий каждый год примерно одинаковое. Уроки начинаются в 8:30. Первыми приходят те, кому нужно обсудить вопросы. Каждый урок длится 45 минут. Перемены были разными: после первого и второго урока — пять минут, после третьего и четвертого — 20. После шестого урока был обед. В день было шесть-семь уроков. Бывали дни, когда и до восьми доходило. Но даже если в день было мало занятий, редко кто уходил сразу домой. Многие готовились к олимпиадам, делали вместе задания, разбирали сложные теоремы. Для новичков объемы домашней работы были в новинку: нам могли дать 100 задач сложного уровня на один урок. Однако делать было нечего — мы решали. А со временем привыкли к этому.

Школа требовала внимания не только к основным предметам (математика и физика). Преподаватели любых предметов могли требовать от нас качественной подготовки. Английский, география, история — все предметы были важны. Конечно, часов математики и физики было больше, чем в обычных школах. Мы делились на две группы по математике, физике, английскому и информатике. Это особенность физмата — уделять внимание не только естественным наукам. Наверное, поэтому ученики нашей школы часто занимают призовые места абсолютно на всех олимпиадах. Это показатель того, что в физмате системно ведется эффективная работа по подготовке олимпийцев.

Олимпиады — это целое движение внутри школы. Как только ты поступаешь, участвуешь в отборочной олимпиаде внутри школы. Один ученик может попробовать свои силы в любом предмете. По результатам олимпиады ты мог ходить на дополнительные занятия, которые ведут учителя. В процессе обучения вновь проходишь отбор. Если в итоге зовут на несколько предметов, нужно делать выбор. Здесь уже сесть на оба стула не получалось.

Я выбрал химию. Решение принял легко. Как и все, сначала участвовал в олимпиадах по разным предметам. Однако я понял, что в математике и физике есть ребята сильнее меня. Химия была одинаково важна, поэтому велась комплексная подготовка к олимпиаде. Если ты попал в олимпийский резерв, то посещал дополнительные занятия. Олимпийский состав по химии был добротный. Проводилась серьезная подготовка: обучение у преподавательского состава КазГУ (КазНУ), посещение лекций и занятия в лабораториях университета. Старшие классы также помогали готовиться и повторно объясняли трудные темы. В девятом классе они давали нам задания,помогали решать проблемные задачи. Школа со своей стороны тоже делала все возможное, чтобы помочь и мотивировать учеников. Перед важными олимпиадами олимпийцев освобождали от занятий. Главное — такое отношение было к любому предмету.


Выпускники физмата находятся сейчас в разных уголках мира и работают в абсолютно разных сферах: есть и спортсмены, и историки, и деятели культуры


Но мы не были машинами, которые только решали. В десятом классе нам выделили комнату в интернате для подготовки, и мы превратили ее в мини-кинотеатр; использовали ноутбуки школьных программистов и информатиков. Однажды мы решили посмотреть фильм «Беовульф» Роберта Земекиса. В момент, когда герой кричал: «Беовульф!», в кабинет вошел ответственный за олимпиадное движение в физмате. Информатики тогда придумали отговорку: что-то вроде «Мы тестируем программу», но не думаю, что учителя поверили. Ругать сильно не стали, ведь все понимали, под каким давлением мы находились.

В первый год обучения с нашего класса на республиканскую олимпиаду поехали пять человек: выиграли три золота и одно серебро. Я взял золото; немного расслабился после этой победы и бросил интенсивные занятия. Переключил свое внимание на участие в таких передачах, как «XXI ғасыр көшбасшысы» (Лидер XXI века). В 11 классе мне удалось занять только третье место. За годы учебы в физмате я побывал в Минске на Международной Менделеевской олимпиаде и на «Туймаада» в Якутии. Механизм любой олимпиады прост: выигрываешь «республику» — попадаешь в состав команды Казахстана на международную олимпиаду.

Олимпиадное движение — это культура в физмате. Ты становишься ее частью даже после выпуска. Когда я окончил школу, все равно приходил и давал советы ученикам школы. На втором курсе готовил детей к олимпиадам сам. Когда твои ученики достигают каких-то высот, испытываешь неимоверную радость. Всегда хочешь делиться тем, что знаешь ради нашего общего будущего в стране.

Назерке Жанабек

Должность: менеджер по бизнес процессам в ИТ компании Allpay

Год выпуска: 2008

Мне было 13 лет, когда сказали, что я буду поступать в физмат. Решение приняли, основываясь на семейной традиции: папа, дяди и тети — выпускники РФМШ. Дедушка участвовал в организации школы, точнее, физико-математического летнего лагеря, где собирались талантливые дети со всей страны. Лекции и практические занятия вели сильнейшие физики и математики: Каринский, Блиев, Наурызбаев и сам Жаутыков. Мой дедушка тоже был в числе математиков, бабушка также первое время преподавала в школе. Поэтому мое поступление было делом чести семьи.

Мне совсем не хотелось уходить из своей школы. Там было много друзей, и у учителей я была любимицей. Меня пугала мысль о физмате. Всеми правдами и неправдами я хотела остаться в своей школе, но бабушка меня перехитрила. Сказала, что нужно просто попробовать силы и сдать экзамен. Убедила меня в том, что смогу не поступать, если не захочу. Я согласилась.

Конкурс проходил жесткий. 20 человек претендовало на одно место. Причем каждый ученик — лучший в собственной школе. В кабинете ощущались бешеная конкуренция и напряженность. А родители «одаренных детей» создавали лишний шум и накаленную атмосферу.

Экзамен начался. Прошел первый тур: общий тест по физике и математике. Чтобы пройти дальше, нужно было набрать проходной балл. Я думала, что ответила хорошо, но результаты показали обратное, и мы подали на апелляцию. Было удручающе увидеть плохие баллы. Туда я пошла без родителей – ребенок сидит тет-а-тет с грозным учителем. Выяснилось, что не проверили второй лист. По обновленным результатам я набрала намного больше проходного балла. На втором туре была аналогичная проблема с листком, однако, на апелляцию я не успела. Последний экзамен был решающим: я выиграла один балл на апелляции и поступила.


Каждый физматовец в первом семестре ощущает падение с пьедестала: ты больше не самый умный ученик класса


Каждый физматовец в первом семестре ощущает падение с пьедестала: ты больше не самый умный ученик класса. Все дети чувствовали себя лучшими из лучших в бывших школах, а в физмате получали первые двойки, становились троечниками. Многие отчислялись к концу года. Половина не доходила до 11 класса: если в восьмом классе нас было 40, то к концу обучения осталось 25.

Не каждый мог приспособиться к ритму школы. Номинально были четверти, но фактически мы учились по семестрам. Каникулы были раз в полгода, чтобы интернатские дети один месяц проводили с родными. Мы отдыхали не как обычные ученики, и иногда это казалось несправедливым. Каждый день уроки начинались в 8:30, но многие приходили раньше. Я приезжала в 7:40, у меня даже был ключ от кабинета. Ближе к 7:50 подтягивались интернатские ребята, к восьми приходили остальные. Тут начиналось самое интересное: мы успевали переписывать друг у друга все предметы за полчаса!

Мы списывали, но это было отнюдь не от легкости заданий. Каждый предмет требовал усиленной подготовки. Нам могли дать 100 задач по алгебре, 50 задач по геометрии и 70 задач по физике. Притом что эти уроки были ежедневно и выпадали подряд. Домашняя работа по 50 заданий была и по непрофильным предметам. Помню, как перед ЕНТ мы писали по пять сочинений в неделю по казахскому.

ЕНТ было развлечением для нас и способом прогулять учебу. После школы мы ходили в центр тестирования и соревновались: кто больше мог ответить на вопросы по тестникам за определенное время. Иногда за каждый неправильный ответ кто-то давал шоколадки или мармеладки остальным.


Может показаться, что ученики РФМШ — типичные «задроты», которые не видят солнечного света и только учатся. Но, как у всех, у нас были слезы, влюбленность и подростковая драма


Мы все были разные, но никогда в школе не было натянутых отношений между интернатскими и городскими, казахским и русским отделениями. Конечно, в силу того, что интернатские жили вместе, они более близки друг с другом. Но ребята не отделялись сильно от городской половины класса. Со стороны учителей не ощущалось гендерной дискриминации: восхищались результатами и мальчиков, и девочек. Хотя были учителя, которые говорили, чем девушкам не стоит заниматься, в какую отрасль не нужно идти. Но такое исходило от конкретных учителей, а не от физмата в целом.

Как и все в школе, став учеником физмата, я присматривалась к школьным мероприятиям. В восьмом классе меня начали приглашать участвовать в олимпиадах и в научной деятельности, но я не видела себя в этом. Вместо этого выбрала организацию школьных сценок и конкурсов.

Может показаться, что ученики РФМШ — типичные «задроты», которые не видят солнечного света и только учатся. Но, как у всех, у нас были слезы, влюбленность и подростковая драма. Мы и на экзаменах списывали, и на тестировании «читили». Однажды во время экзамена по физике я приготовила очень длинную шпаргалку-гармошку. Спрятала в резиновый ремень на застежке, и зашла в кабинет первая, потому что вначале проверка слабее. Когда начала отвечать у доски, ремень лопнул около завуча, и моя гармошка покатилась к его ногам. Я гордо подняла гармошку, убрала в карман и невозмутимо продолжила. Думаю, моя наглость мне помогла, ведь меня не наказали и даже поставили пятерку.

Последние два года обучения в школе у каждого ученика был публичный рейтинг. Он висел на доске перед главным входом. После того как его внедрили, началась нешуточная конкуренция. На экзаменах в кабинетах сидели соответственно рейтингу. Сильнейшие с сильнейшими, и слабые со слабыми. Это позволяло уменьшить возможность переписывания друг у друга. Но даже так ученики умудрялись списывать. Например, один раз отличник быстро закончил контрольную и бросил черновик с ответами в кабинет троечников за спиной у учителя.

В следующем году будет десять лет, как я закончила физмат. С каждым годом с одноклассниками общаемся все меньше и меньше. Сейчас у меня из школы только лучшая подруга, а с остальными я дружу только в социальных сетях. Раньше мы собирались чаще, но время всех раскидало.

Выпускник физмата особенный. Поступление в эту школу — одна из самых сильных закалок в моей жизни. РФМШ — первый холодный душ для моего самомнения. Каждый день ты стараешься становиться лучше, умнее, упорнее и сильнее; адаптируешься к любым условиям и решаешь проблемы нестандартными путями. Эти качества пригодились мне в дальнейшей жизни и, думаю, понадобятся в будущем.

Айдар Булатов

Должность: член жюри и составитель олимпиадных задач по физике

Год выпуска: 2010

Я сам из города Астана. Учился в местной школе и даже не слышал про физмат. Не знал, что означает эта страшная аббревиатура РСФМСШИ. Я бы и дальше остался в неведении, если тогда не работала выездная комиссия, которая проводила тестирование среди одаренных учеников в регионах.

На момент проведения экзаменов я учился в седьмом классе. Экзамен состоял из 30 заданий по математике, 20 по физике. На втором этапе мы сдавали логику, где были собраны вопросы на проверку IQ, в общем 160 вопросов. В списке участников с города Астана я стал первым в списке. Моя прошлая школа не хотела давать моих контактов, и меня долго не могли найти в городе. Выездная комиссия должна была уехать обратно в Алматы и только один преподаватель остался, чтобы отыскать меня. Этот учитель физики впоследствии и стал моим классным руководителем.


Моя прошлая школа не хотела давать моих контактов, и меня долго не могли найти в городе. Выездная комиссия должна была уехать обратно в Алматы и только один преподаватель остался, чтобы отыскать меня


Если ученики из Алматы называли нас «интернатские», то мы называли их «городские». Такой физматовский сленг, но мы все были равны, никто не испытывал давления. На распри просто не хватало времени: у тех и у других день был расписан по минутам.

Мы вставали в семь часов утра. Завтракали до восьми и отправлялись на уроки. До обеда учились, а после играли в футбол, настольный теннис. В 16:00 начиналась самоподготовка: мы возвращались в школу, рассаживались по кабинетам и готовились к урокам до 19:00. Ужинали и возвращались в интернат. Каждый был предоставлен сам себе, но большинство учились: три часа в школе зачастую не хватало.

Не знаю, как сейчас, но в наши годы жизнь была очень насыщенной. Причем не только учебой. Существует такой стереотип, что в физмате учатся одни заучки, ботаники, но на самом деле дети физмата бывают очень разносторонними. У них широкий кругозор, они поют, танцуют, активно занимаются спортом, имеют хорошее чувство юмора. Ученики находили силы и время и на учебу, и на мероприятия.

Для нас учеба не была каким-то обязательством; она нас не тяготила. Всегда было интересно готовиться к олимпиадам вместе со своими друзьями. Подготовка начиналась с восьмого класса. Как только мы поступали, за нами следили учителя, проводили отбор, выбирали сильнейших и начинали подготовку. Обычно подготовка шла после обеда несколько раз в неделю. Были задействованы специальные тренера в основном это выпускники нашей школы, призеры олимпиад. Конечно, преподаватели из университетов приезжали. Но в основном работала система — старшее поколение готовит младшее. По мне, так эта система гораздо продуктивнее. Я и сам, как окончил лицей, стал готовить физматовцев. Таким образом, формируется преемственность поколений, и каждый выпуск связан друг с другом.

Выглядит все очень пугающе, но на самом деле время проходило очень весело. Мы всегда находились рядом друг с другом. Бок о бок проходили проблемы, смеялись, радовались, общались и становились ближе. В нас креп дух физмата. Он присутствует в каждом выпускнике этой замечательной школы. Наверное, поэтому после окончания многие остаются друзьями на всю жизнь. К примеру, мои нынешние близкие друзья — со времен обучения в физмате.


Обложка: Георгий Чумаков, все фотографии предоставлены героями