Биполярное расстройство сегодня приобретает романтический окрас. Им страдает агент ЦРУ Кэрри Мэттисон из сериала «Родина», Иэн Галлагер из «Бесстыдников», комедиантка из «Леди Динамит». Персонажи живут, влюбляются, ненавидят – и все это в бесконечной смене мании и депрессии. Причина расстройства не изучена до конца, поэтому многие больные не получают квалифицированной помощи. Шестьдесят миллионов человек по всему миру страдают от периодически появляющихся мании и депрессии. Чаще всего биполярное расстройство встречается у подростков.

Как понять, что у вас или близкого человека биполярное расстройство? В маниакальной фазе больной чувствует себя «на подъеме», имеют завышенную самооценку, может не спать сутками и часто бросает начатое. Возбужденное состояние, раздражительность, повышенная энергичность также сопровождает маниакальный период.

При биполярном расстройстве могут возникать нормальные фазы. Их опасность в том, что больной списывает проявления предыдущих фаз на стресс, жизненные ситуации или возрастной кризис.

В депрессивный период у человека пропадает интерес к жизни: больной закрывается, рвет связи, не может работать и выполнять простейшие действия. Опасность этого периода в суицидальных мыслях, которые преследуют больного на протяжении всей фазы депрессии.

Девушка, живущая с биполярным расстройством, рассказала The Village Казахстан о состоянии бога, бредовых мыслях и попытках наладить жизнь.

Иллюстрации

Айгерим Саттар

Как всё началось

Мне 21. Я учусь на пиарщика. Росла в обычной семье, с мамой и младшим братом. Родители развелись, когда мне было 12 лет. Развод переживала с трудом и до сих пор не могу принять до конца – всегда была папиной дочкой. После развода у меня начались частые истерики.

Депрессия

Примерно два года назад, весной, со мной случилось что-то непонятное: я впала в депрессию, которую раньше не представляла – я говорю не о хандре или просто грустном расположении духа. Это была настоящая жесть. Три месяца я лежала в постели. Мне было лень жить, весь мир потерял краски, я искренне и глубоко ненавидела все, что вокруг происходило.

С восемнадцати лет начала делать татуировки и пирсинг, на тот момент у меня было уже четыре рисунка на теле и три прокола. Эта боль была мне приятна и необходима.

После трёхмесячной депрессии я стала другим человеком – забила на учебу, начала злоупотреблять алкоголем и сигаретами, каждые выходные посещала ночные клубы. Не хотелось трезветь. Мама не знала, что со мной происходит – мы жили в разных городах.

Меня хотели исключить, но по неизвестной причине куратор пыталась мне помочь. Звонила маме, ходила со мной по преподавателям, просила закрыть некоторые предметы. Без толку. Я не шла на контакт, люди вызывали ярость. Представляла себя единственным человеком на планете.

Однажды проснулась в пять утра, собрала хвост и отрезала его. Наутро ревела – длинные волосы были моей мечтой.


Однажды проснулась в пять утра, собрала хвост и отрезала его. Наутро ревела — длинные волосы были моей мечтой

Эйфория

Наступила стадия эйфории: я чувствовала, что мне море по колено, что я бог. Я очень громко смеялась и была слишком энергичной. Волосы пришлось сбрить, потому что отрезала их ужасным образом. Покрасила волосы в блонд, а потом в фиолетовый.

Ближе к лету состояние улучшилось: я подумала, что это было какое-то временное помутнение рассудка.

Депрессия


Мысли о суициде не покидали меня никогда. Они были моим спасением – неважно, что я сделала, всегда смогу уйти

Весной депрессия вернулась. Три месяца я провела как в кошмаре. Начала вести ночную жизнь, вела себя развязно. Как-то вышла из клуба, пока гуляла по парку, подумала – «а что, если повеситься на собственных колготках?», но что-то меня остановило это сделать. Мысли о суициде не покидали меня никогда. Они были моим спасением – неважно, что я сделала, всегда смогу уйти.

Однажды, когда на улице был страшный мороз – градусов тридцать, я вышла в одной пижаме и гуляла так двенадцать часов по улицам Алматы, не осознавая, как далеко ушла и как замёрзла.

Эйфория

В один прекрасный день я проснулась с приподнятым настроением, полная сил и желания что-то сделать. Я набила ещё две татуировки, у меня появилось два новых прокола.

Лечение

Личной жизни у меня не было, друзей тоже. Никто меня не понимал и не мог поддержать. И тогда я добровольно решила обратиться к психотерапевту. Долго искала лучшего – того, кому смогу довериться. Я понимала, что больна и мне нужна помощь. Идти к врачу было страшно, в клинике увидела местных пациентов, начала повторять сама себе «я не такая». Доктор сразу определил диагноз – маниакальная депрессия. Мне объяснили, что биполярное расстройство – особенность, а не болезнь.

Я сразу же согласилась на лечение. Врач прописала таблетки, от которых хотелось спать. Для меня это было непривычно: раньше страдала от бессонницы. Теперь я могла спать сутками. Появился зверский аппетит. Пока я пила таблетки состояние было стабильным. После трех месяцев приема я почему-то решила, что больше не нуждаюсь в лекарствах.

Депрессия

Я снова начала употреблять алкоголь: пила по-страшному, мужики так не пьют. Это был период самоистязания: я издевалась над своим телом, голодала неделями и объедалась как в последний раз. Навязчивые идеи о суициде вернулись и стали еще убедительнее.

Поддержки ни с чьей стороны я все еще не получала. Подруги считали это особенностью моего характера и не принимали за болезнь. Я осталась наедине с бредовыми мыслями и идеями.

В период депрессии мне нравилось причинять себе боль, резать кожу, душить себя. Делала новые татуировки – от них я по-настоящему кайфовала. Начала напиваться до такой степени, что уже ничего не помнила. Забытье меня устраивало.

Эйфория

В фазе подъема я чувствовала себя комфортно, хотелось бегать, прыгать. Не покидало чувство, что я могу все, словно весь мир был моей игрушкой.

Люди, конечно, неодобрительно реагировали на меня, потому что мой внешний вид был странным: ярко-фиолетовые волосы, пирсинг брови и ключицы, вызывающая одежда. Я привыкла, что на меня оборачиваются, шепчутся. Мне это нравилось – я хотела привлекать внимание. Знакомые спрашивали, зачем я это делаю, почему веду себя как распутная девка.

С моральными ценностями у меня были серьезные проблемы. Я не знала, что такое преданность и верность. У меня было несколько парней – всем им я изменяла и считала это нормальным. Мне нравилось манипулировать людьми, особенно мужчинами.

В моменты излишней радости и приподнятого настроения я осознавала, что еще молода и красива и напрасно трачу жизнь на алкоголь и непонятные тусовки. Внутри меня словно сидела какая-то нечистая сила, которую я не могла побороть. С каждым днем она разрушала меня все больше.

От общения со мной отказалась подруга детства, самый родной человек. Сказала, что больше не понимает меня. А я не смогла объяснить, что мое расстройство никак не повлияет на нашу дружбу.

Никто не мог на меня положиться. Люди считали, что я могу подвести или выкинуть что-нибудь странное. Через полгода приехала мама и не узнала меня. Было принято решение отправить меня на лечение еще раз. Оказалось, у нас это семейное: брат в одной из фаз увлекся азартными играми. Заложил телефон, ноутбук – из-за долгов хотел сброситься с моста, но все обошлось.

Мне кажется, мама до сих пор не может осознать, что со мной происходит. Она изучала статьи по биполярке, говорила с врачом, но я чувствую, что внутри себя она отказывается принять существование моей болезни.


Я привыкла, что на меня оборачиваются, шепчутся. Мне это нравилось – я хотела привлекать внимание

Лечение

Я снова начала принимать таблетки. Все побочки в виде постоянного сна, заторможенного состояния и волчьего аппетита вернулись. Но теперь жизни без лекарств я уже не представляю. Мой врач проводит со мной сеансы, где мы вместе пытаемся найти корень проблемы и устранить навсегда.

У меня наконец-то появляются мечты и цели на будущее. К сожалению, до сих пор, кроме врача, меня никто не понимает и не поддерживает. Он считает меня не больной, а особенной. Он помогает мне справляться с моими навязчивыми мыслями и зависимостями. Говорят, что биполярку нельзя вылечить и с этим просто нужно жить, но я верю, что однажды смогу быть нормальным членом общества без таблеток.

Я приехала в Алматы с амбициями – хотела стать телеведущей или актрисой. А сейчас смотрю в зеркало и понимаю, что мне не нравится то, что я вижу. Ни снаружи, ни внутри. На два года я выпала из жизни. Остальные ребята за это время успели поработать, вырасти как люди и профессионалы.

Я еще не научилась справляться со своей особенностью. Не умею сдерживать перепады, мании, но единственное, что помогает мне не падать духом – вера в себя. Я знаю, что я особенный человек с необычными качествами. Многие талантливые люди страдали подобным расстройством. Я думаю, что найду свое призвание и смогу поделиться им с миром. У меня все получится.