Ахметова Лайла Сейсембековна — журналист, профессор Казахского национального университета имени аль-Фараби и доктор исторических наук. Она является профессиональным поисковиков пропавших во Второй мировой войне солдат. Лайла Сейсембековна рассказала The Village Казахстан, как найти солдата по фотографии, почему она встала на защиту Панфиловской дивизии и что ожидало пропавших солдат на родине.

О первых поисках

Я всегда интересовалась происходящим вокруг: природа характера такова. Когда училась в первом классе, заметила большой стенд в фойе. На стенде были семь фотографий — шесть учеников и учитель физкультуры — с надписью: «Они погибли за Родину». Я видела этот стенд каждый год, и в голове появлялось много мыслей. В шестом классе я стала помогать в школьной библиотеке. Однажды мне на руки попал альбом выпускников 36-го и 37-го года, и я стала расспрашивать учителей о бывших учениках.

Тогда все учились по участку, поэтому родители или бывшие учителя жили в одном микрорайоне. Я стала ходить к ним и записывать воспоминания, собирать фотографии и письма. К десятому классу я нашла 27 человек из школы, которые погибли в Великой Отечественной войне. Все это время публиковала статьи в «Дружных ребятах» и выступала на казахском радио с рассказами, а на основе всех собранных материалов создали Музей боевой славы в школе. Правда, после реформации школы данные музея потерялись. Копировальных устройств не было, мне никто не сообщил, поэтому оригиналы — письма, ордены и фотографии — были утеряны.

О Брестской крепости

В советское время были известны только 29 защитников Брестской крепости, хотя каждый год 22 июня в Доме офицеров собиралось около 150 ветеранов, которые утверждали, что воевали за Брест. Я брала интервью у многих из них и только тогда узнала, что есть защитники Брестской крепости, а есть солдаты, которые обороняли город. Мне также удалось взять интервью у Жуматова Габбаса Жуматовича еще в 1968 году, который в советское время возглавлял секцию ветеранов — алматинцев защитников Брестской крепости. Сейчас ему 99, и он все еще является почетным профессором КазГУ.

В этом году будет ровно 50 лет, как я собираю материалы по Брестской крепости. За это время я нашла 571 защитника крепости и около 1000 защитников города Брест из Казахстана. Все они приняли удар в четыре утра, когда началась война.

О панфиловской дивизии

Панфиловская дивизия — наша легенда, слава о которой гремела на весь Союз. Я была знакома со многими панфиловцами, а позже вместе с профессором Григорьевым издала о них несколько книг. Я очень удивилась, когда начались попытки опорочить заслуги панфиловцев.

Журналисты берут интервью у депутатов, директоров институтов, которые по сути не являются специалистами. Так и началась фальсификация. Специалисты — историки, краеведы и поисковики — могли бы подробно объяснить, почему такое происходит именно сегодня и кому на руку разные инсинуации в отношении Великой отечественной войны. Разбираться в этом никто не захотел. Журналистам же интересен скандал: там покричат, здесь покричат, информационный повод появился. Но в результате этого «пожара» мы теряем и извращаем святое: историю и память о подвигах наших отцов. Журналисты к фальсификации свою руку приложили точно. Стоит помнить, что нельзя писать вещи, не понимая ничего.

О навязчивых просьбах

Наши люди вспоминают о пропавших родственниках ближе ко Дню Победы. Мне за пять дней мая написало 52 человека с просьбой найти солдат. Всем поясняю, что я специалист по Брестской крепости и Панфиловской дивизии, а остальной информацией владею не в совершенстве. Но некоторые не понимают много: «Вы ведь занимаетесь поиском! Почему бы не помочь и нам?».

Родственники обращаются часто, но, как показывает время, объяснять каждому в подробностях — зачастую пустая трата времени. Многие успешно забывают после праздников о долге найти пропавшего родственника.

О поиске солдат

Иногда одного солдата удается найти за один месяц, а иногда на поиски уходит несколько десятков лет. Никогда не знаешь, с какой информацией придут люди: у кого-то на руках бывает только фотография и фамилия, у кого-то сохранились целые папки. Тем, кто хочет самостоятельно найти родственника, нужно проконсультироваться у специалистов. Я сделала памятку.

1. При поиске необходимо просматривать разные варианты, так как фамилия, имя, отчество и другие данные могут быть искажены.

2. Обращаясь к поиску, нужно поговорить со всей родней, кому что рассказывали родители и старшие, у кого есть какие-то документы или фотографии и собрать все воедино.

3. Необходимо четко написать полностью фамилия, имя, отчество, год (дата) и место рождения, год или точная дата и место призыва в армию или на фронт, фамилия, имя, отчество родителей или близких и их адрес (это было обязательным пунктом для нахождения родственников в случае гибели бойца).

4. Если боец погиб или пропал без вести, призванный из Казахстана, то можно его найти на сайте Министерства обороны Республики Казахстан.

5. Если боец был в плену и жил после войны в Казахстане – есть сайт МВД Республики Казахстан.

6. Далее, если нашли его на вышеназванных сайтах и записали новые данные, неизвестные Вам ранее, то легче будет искать на сайтах «ОБД Мемориал»,  «Память народа» и «Подвиг народа».

7. Есть группы и сайты поисковиков. Группа в фейсбуке «Поиск воинов из Казахстана», где модератором является Кулян Нурмухамбетова, можно писать на казахском и русском языках. Или группа в фейсбуке «Поиск погибших и пропавших без вести в Великую Отечественную».

8. Есть группы в соцсетях и сайты по направлениям и местности, например, в Фейсбук, «Панфиловская дивизия».

Если все это сделать, тогда можно переходить ко второму этапу поисков: писать письма в соответствующие органы с приложением всех найденных документов. Тогда и поиск будет эффективным.

О поиске дяди

На войне без вести пропал мой дядя. Я слышала разговоры о нем только от мамы, потому что бабушка умерла, когда мне было два месяца. Остальные предпочитали о нем молчать, потому что советские власти относились к пропавшим как к предателям. Бабушке даже отказали в выплате пенсии по пропавшему сыну и запугали ее. Так происходило не только с моей бабушкой, многие родители были вынуждены тихо скорбеть по пропавшим сыновьям.

Мама рассказала, что дядя пропал под Грозным. Он не отправил ни одного письма, ни весточки. Это странно, учитывая, что битва под Грозным — это 1942 и 1943 год, и солдат мог написать письмо или послать сообщение.

Только в 2012 году я обратилась к поисковикам-россиянам, чтобы найти дядю, а они попросили пакет документов. Важно знать фамилию, имя и отчество полностью, где и в каком году солдат родился, откуда был призван, как звали родителей и где они проживали на момент призыва.

На руках была фотография 41-года, а на ней — дядя и два его сослуживца. Я знала только то, что дядю призвали в 1940-м, бабушку звали Хадиша и жили они в Алма-Ате на улице Сибирская, 42. Год рождения неточный, где он родился — неизвестно. Выяснилось, что дядя служил в 56 дивизии и служил под Гродно в Беларуси. Возможно, мама неправильно расслышала, и поэтому называла Грозный как место пропажи брата. Тогда отсутствие писем имело смысл, ведь в Гродно, как и Брест, немец вошел 22 июня. Его 56 дивизия прекратила существование за один месяц, а после войны в живых остались всего два человека.

Позже я пробила имя дяди в концлагерях Европы, но нигде не нашла. Немцы дотошно писали каждого плененного тогда, и сейчас мы считаем, что он погиб. Когда я посетила Брест, то поехала в Гродно и нашла воинскую часть, где служила 56 дивизия. До сих пор сохранился и офицерский дом, а на холме — концлагерь, возле которого похоронены бойцы. Я рассыпала там казахскую землю, поклонилась и возложила цветы.

О поисковом движении Казахстана

Мне нравится поисковое движение Кыргызстана. Журналистка Светлана Лаптева, которая курирует Бессмертный полк, зовет всех желающих со словами «Приходите к нам! У нас всегда найдется работа». Они моют памятники ветеранам, приводят в порядок парки и занимаются — как в советское время — тимуровской работой.

В фейсбуке есть группа «Поиск воинов из Казахстана», которым руководит Кулян Нурмухамбетова. Она может помочь и проконсультировать найти любого. Поисковую работу выполняют военный музей в Астане, музей Алии и Маншук, краеведческие музей, архивы и Департамент по делам обороны. Также у нас есть пять поисковых отрядов: два в Павлодаре, один в Астане, один в Петропавловске и один в Актобе. Они в начале апреля выехали в Россию для раскопок. Это самая опасная и благородная работа.

Среди поисковиков можно выделить Али Беккула из Жамбылской области. Он ищет солдат из родной области и собирает их истории. Но у нас 16 регионов и один Али. Если бы в каждом регионе был человек, как Али, то работа бы пошла отлично.

О памяти народа

Казахстанцы помнят героев: не все, конечно, но помнят. 29 апреля мне написала сельский учитель первого класса Каракоз Кабдолданова из поселка Сарыозек с просьбой провести экскурсию по парку 28 панфиловцев. Я не могла отказать. В итоге увидела 55 детей с первого по третий класс и 18 взрослых, которые внимательно слушали мои рассказы. Было невероятно сложно, ведь дети не знают важности цифр, и пришлось детским языком объяснять, почему панфиловцы считались героями и почему это важно. Седьмого мая я проводила такую экскурсия для детей второго класса школы имени В. Терешковой из Иссыка. Если таких учителей будет много, то героические истории прадедов не останутся забытыми. И это очень правильно.

Фотографии: предоставлены героиней