The Village Казахстан продолжает серию материалов о казахстанцах, которые живут, работают и учатся за рубежом. Мы рассказываем о соотечественниках, их буднях, проблемах и переживаниях, а также узнаем, почему они решили уехать. В предыдущих четырех выпусках мы рассказали о казахстанцах, переехавших в Россию, Германию, Италию, Южную Корею и Францию. В этом материале мы поговорили с людьми, которые живут в стране викингов, суровой погоды и невероятных фьордов — Норвегии.

Нук, 24

Магистрант

Я студент второго курса магистратуры по специальности «Микро-нано технологии» в University of Southeast Norway. Живу в юго-восточной Норвегии, в маленьком городке под названием Хортен с 2017 года. Выбирать город не пришлось: я выиграл грант и оказался в данном университете.

Когда только сообщил родителям, что принят на учебу, все обрадовались. Только потом начались вопросы мамы: где жить будешь, какая там еда, есть ли там казахи. У меня есть близкий друг, который тогда учился в Норвегии. Я успокоил маму словами, что у меня есть личный консультант по всем вопросам.

Норвежцы — суровые северяне с обостренным чувством справедливости, простоты и практичности, чего в Казахстане очень не хватает. Толстой говорил: «Нет счастья там, где нет простоты, добра и правды». Все эти три необходимых компонента счастья вы найдете в стране викингов. Поэтому Норвегия и входит в список стран с высоким коэффициентом счастья населения. Хотя по окружающим этого не видно, норвежцы — народ сдержанный и неэмоциональный. С ними очень сложно завязать разговор, они ответят на все твои вопросы, но не зададут ни одного вопроса в ответ, разве что имя для приличия спросят. Здесь есть большое «но»: если вы подойдете к норвежцам по определенному вопросу: по работе, проекту или спросить дорогу — они помогут, пожелают успехов и хорошего дня.


Общество построено на доверии: доверие — залог всего

Норвежцы никогда не опаздывают, для этого должна быть уважительная причина. Общество построено на доверии: доверие — залог всего.

Основные блюда состоят из морепродуктов. Еда здесь дорогая, даже для норвежцев, поэтому принято брать ее из дома. В южных европейских странах вроде Испании, Италии еда — это смысл жизни, местные должны наслаждаться трапезой, а в норвежцы просто стараются наполнить желудок. Из необычных блюд я попробовал мясо кита и северного оленя, но наша конина лучше. Везде очень много свинины. Удобно, что слово созвучно с русским — svinsk, всегда избегаю продукт, в составе которого написано «svinsk».

До 70-х годов прошлого века (до начала добычи нефти) Норвегия была бедной страной, и поэтому здесь сложно найти красивые исторические здания. В католической Европе вы можете увидеть, что много денег выделялось на строительство церквей и соборов. Норвежцы же придерживаются протестантства. В протестантстве, как я понял, нужно стремиться быть проще и скромнее, поэтому в Норвегии не строили соборы с позолоченным куполами. Норвегия — не страна городов и архитектуры, это страна природы. Норвежцы любят говорить, что они страна толерантности и полного равноправия между мужчиной и женщиной, между молодым и старшим поколениями. В действительности, это не совсем так. Мне не нравится возвышенная самоуверенность норвежцев.

В Норвегии все продумано. Здесь удобная автобусная система: проездной действует в пределах одного района и охватывает несколько городов и деревни. Можно посмотреть расписание автобусов онлайн, а на каждой остановке есть табло, которое показывает время до прибытия автобуса. Билет можно купить онлайн или с помощью приложения, а расплатиться на месте можно и карточкой. Все это есть и в Казахстане, но почему-то функционирует не так, как задумано.

В Норвегии одна база данных на все аптеки. Как-то я обратился к доктору, она назначила лекарства и посмотрела, в какой аптеке они продаются, а в какой нет. Когда я пошел в аптеку, у меня спросили только имя и фамилию: работники уже знали, какие лекарства выдавать.

Отношение людей к себе разделяю на два типа: отношение старшего и молодого поколений. Молодые люди на вид самоуверенные, всегда серьезные и неразговорчивые. Бывают среди них открытые и общительные: можно подумать, что вы стали друзьями, но на следующий день человек пройдет мимо не поздоровавшись. Например, один из друзей ходил на секцию регби целый год, но не подружился с норвежцами. Норвежцы уважают личное пространство и сами от этого страдают: им сложно завести разговор, найти друзей. Здесь очень много интровертов и людей с душевными расстройствами. Я читал, что психические заболевания обходятся стране дороже, чем все остальные болезни вместе взятые.


Старшее поколение вспоминает Алматы и рекорды по конькобежному спорту в 70-х на Медео

Другое дело — отношение старшего поколения. Они очень общительные, любознательные люди, с которыми можно поговорить на разные темы. Старшее поколение вспоминает Алматы и рекорды по конькобежному спорту в 70-х на Медео, когда я говорю, что из Казахстана. Я сделал шуточный вывод, что норвежцы в молодости ходят неразговорчивые, а к старости осознают, что это неправильно, и становятся сверхобщительными.

Норвегия — страна для тех, кто любит природу, фьорды и хайкинг. Среди тех мест, в которых я побывал, можно отметить Прекестулен — огромную скалу высотой 604 метра. Хайкинг на нее занял почти шесть часов, из которых час мы отдыхали и фотографировались на вершине скалы. Или Кьераг — плато на высоте тысячи метров, где есть огромный булыжник Кьерагболт, застрявший между двумя вертикальными скалами. Многие боятся туда залезть, но если пройти с задней стороны левой скалы, можно сделать вау-фото.

Я живу на берегу моря. Как-то в феврале в полночь захотелось пойти к морю, а короткий путь туда — через лес 15-20 минут. Иду в полной темноте и слышу какой-то шорох, движение. Я увидел  четыре глаза в темноте, оглядываясь, заметил еще пару сверкающих глаз. Замер, выключил фонарик телефона, чтобы не привлекать внимания. Неизвестным было, что это за стая. Первое, что пришло в голову — волки. Но, насколько я знал, волков здесь быть не должно. Возможно, это были лисы, но они не ходят стаями. Услышал еще движение, решил включить фонарик — и познакомился с местными оленями. Получилось такое ночное свидание.

Возможно, я останусь в Норвегии на несколько лет поработать, но мигрировать сюда я не хочу. В Казахстане чувствуешь себя нужным и полезным. Даже если жалуешься, что постоянно бегаешь по делам родственников и друзей, получать слова благодарности — это сродни наполнению жизни смыслом. Помогая кому-то, ты помогаешь себе. Только здесь я понял истинный смысл простых слов «Адам күні адаммен». Сколько бы я ни видел хороших условий в Европе, ни разу не возникала мысль поменять гражданство. Самое верное место для воспитания моих детей — это Казахстан.

Диас, 30 лет

Инженер-нефтяник

В Норвегию я переехал из Алматы вместе с мамой и сестренкой в 2002 году. Мне было 14. Страну выбрала мама, а нам было все равно: в том возрасте все казалось новым и интересным. Основной причиной переезда была неопределенность дальнейшего развития Казахстана, отсутствие перспектив для роста как личностного, так и бытового. Из областей люди перебирались в город, а из города смотрели еще шире.

Сюда я приехал после седьмого класса и пошел учиться в девятый, норвежцы раньше идут в школу. После десяти лет средней школы учился три года в общеобразовательном колледже. Затем поступил в университет в городе Тронхейм, который считается самым сильным техническим университетом Норвегии. После окончания магистратуры уже перебрался в Осло.

В Осло много культурных и спортивных мероприятий, хорошие условия для поддержки активного образа жизни. Зимой можно бегать на лыжах.  Сев на любую ветку метро и доехав до конечной станции, ты оказываешься на окраине города в лесу, где есть проложенные и ухоженные трассы для лыжников. Есть также трассы с искусственным снегом, которые обеспечивают возможностью тренироваться даже при отсутствии осадков.

Есть целая организация «Норвежская туристическая ассоциация», которая пропагандирует спорт на открытом воздухе. Они организовывают бесплатные туры на каяках по морю, походы в лес и горы. Я являюсь там инструктором по каякингу. Мотивируют они инструкторов предоставлением бесплатных образовательных курсов. С ними я побывал в лыжных походах за городом с ночевкой. Летом планирую пройти курс гида. Аналогом в Казахстане я бы назвал Campit, но там ребята сами всё продвигают, а здесь организация работает и поддерживается государством с 1868 года.

Сейчас я работаю в норвежско-казахстанской торгово-промышленной палате. Занимаюсь развитием торговых отношений между Норвегией и Казахстаном: налаживаю связи между технологическими компаниями и ресурсами, анализирую рынок и развиваю проекты. Иногда сами инициируем проекты, зная достоинства и недостатки обеих стран и подключая нужные ресурсы, а иногда люди сами выходят на связь.


Будучи рядовым работником, я могу зайти в кабинет к генеральному директору компании, как к любому из коллег

Норвежцы очень простые. Будучи рядовым работником, я могу зайти в кабинет к генеральному директору компании, как к любому из коллег. Как-то я встретил друга в парке в Осло, когда он переговаривался с каким-то велосипедистом. Выяснилось, это был его шеф, владелец большой консалтинговой компании, а их короткий разговор был деловой встречей.

Все норвежцы следят за здоровьем и занимаются спортом, независимо от положения в обществе. Люди очень практичны. Здесь редко увидишь большой джип или крутую иномарку, потому что никто не зациклен на статусе владения машиной, а большее внимание уделяют ее практичности: зачем платить больше налогов и денег на топливо, если нет нужды. Общественный транспорт отлично развит. Если любой вид общественного транспорта задерживается больше, чем на 20 минут, человек вправе заказать такси, и автотранспортная компания возместит затраты до 550 норвежских крон (~55 евро).

Кроме простоты мне нравится их бережливое отношение к окружающей среде. Здесь все сортируют мусор. Есть отдельные пакеты для биоотходов, пластикового мусора, для бумаги и для металлических и стеклянных отходов. По телевизору показывают социальные ролики о важности сортировки мусора, а в начальных классах устраивают походы на заводы по утилизации мусора, чтобы прививать понимание. Норвежцы никогда не оставят за собой мусор на природе. Но это характерно для жителей многих европейских стран: их объединяет чувство причастности по отношению к своей земле, природе и городу. В Казахстане же все почему-то ограничиваются квартирой или домом.

Сейчас наша компания прорабатывает возможность внедрения новых технологий в Казахстане и ищет партнеров. Это целый комплекс мероприятий, который включает как утилизацию промышленных и бытовых отходов, так и социально-воспитательные работы по обучению народа сортировке. К примеру, можно внедрить налог на бутылки, который возвращается человеку при сдаче пустых бутылок в приемных аппаратах, которые здесь в Норвегии находятся в каждом продуктовом магазине. Если пол-литровая бутылка колы стоит 15 крон, то налог в одну крону. Если полуторалитровая бутылка, то налог в 2,5 кроны. Таким образом государство может наладить переработку пластиковых бутылок и уменьшить количество мусора.

Казахстану неплохо было бы поучиться примеру управления Нефтяным фондом Норвегии, который в прошлом году превысил один триллион долларов. Целью этого фонда является обеспечить финансовое благосостояние для будущего поколения страны путем диверсифицированного инвестирования средств в разные отрасли и компании в мире. Только за 2017 год процентный доход от инвестиций составил 13,7 %, а это равняется 128 миллиардам долларов. Фонду принадлежат 1,4 % всех акций компаний в мире. Хоть фонд называется нефтяным, инвестиции в нефтяной сектор являются лишь маленькой долей всего портфолио, а сейчас и вовсе намереваются убрать оставшиеся активы в сфере нефтегаза из базового индекса фонда.


Говорят, что чем севернее в Европе ты находишься, тем холоднее народ и тем меньше они открыты для общения

Норвежцы очень редко спрашивают о национальности, так как я хорошо владею норвежским языком. Здесь есть разные представители Азии. Именно поэтому люди не рискуют показаться излишне невежливыми вопросами о происхождении. Говорят, что чем севернее в Европе ты находишься, тем холоднее народ и тем меньше они открыты для общения. Это правда, которую даже сами норвежцы не отрицают. Испанцы и итальянцы скоро после знакомства лезут обниматься и шутить, а норвежцы в этом плане скованы. Я думаю, из-за сурового климата.

Здесь мне не нравится только климат, прохладное лето и отсутствие безоблачной погоды. Из достоинств — бесподобные пейзажи вроде Языка Тролля, утеса Прекестулен, Кьерагболтен, Гейрангер-фьорд. Зимой можно поехать на север страны и посмотреть северное сияние. Также можно покататься на санях в собачьей упряжке.

В Норвегии у всех людей одинаковые возможности. Высшее образование не является привилегией состоятельных слоев общества, оно бесплатно как для норвежских, так и для иностранных студентов. В студенческие годы я получил гражданство, что позволило путешествовать свободно по миру без виз. Побывал в Бразилии, Канаде, Малайзии и в разных странах Европы, не потратив ни копейки благодаря студенческим программам и конференциям. А благодаря бесплатному образованию на собственные сбережения я попутешествовал по Индии, в США, по Европе. Можно купить билет Interrail за 350 евро и путешествовать поездом по Европе в течение месяца бесплатно. Я всегда мечтал о таком путешествии, но, к сожалению, так и не нашел времени для него. Каждое лето работал, а когда не работал, то старался съездить в Казахстан.

Арай, 20 лет

Студентка

Я переехала в Осло в августе прошлого года по учебе. Училась до этого в Южной Корее и подала на программу двойного диплома — прошла в Норвегию. После двух лет обучения в Корее я приехала в Осло. Семья отнеслась положительно к такой возможности, потому что я училась в Азии, а сейчас появилась возможность учиться в Европе. Это хороший инсайт и возможность оперировать в двух культурах и разных менталитетах.

В менталитете Норвегии отличия большие. Норвежцы очень спокойные и приземленные. Здесь ценится, когда человек не ходит с высоко поднятой головой или завышенным о себе мнением.

Было бы отлично внедрить в Казахстане норвежскую систему устройства общежития. Существуют студенческие ассоциации со своими сайтами. Там есть информация обо всех общежитиях, которые доступны. В Казахстане общежития для каждого университета отдельно. Наличие удобного сайта, возможность заполнять заявки онлайн и сделать процесс ускоренным — это то, чего не хватает в Казахстане.

Скандинавия — это регион, где архитектура стран очень сильно отличается от той же Праги или Берлина. Норвегия — это не типичная Европа, особенно если брать, к примеру, Осло. Здесь нет ярких и интересных зданий, а исторических построек очень мало. Можно заметить, что все серое и не цепляющее снаружи, но внутри всегда удобно и продуманно. Есть интересные районы, где парк перетекает в жилой район.


Безопасность и спокойствие — две вещи, к которым очень легко привыкаешь

Мне все очень нравится, потому что здесь уважительно относятся к иностранцам, да и в принципе люди уважают друг друга. В норвежском обществе чувствуешь себя защищенным. Безопасность и спокойствие — две вещи, к которым очень легко привыкаешь. В Норвегии очень спокойно. Правда, людям не хватает скорости, мне как студентке хотелось бы больше драйва. Иногда кажется, что жизнь здесь слишком степенная.

В Норвегии многие дела делаются долго. Когда я подала в банк заявление на получение аккаунта и карточки, ждала почти полтора месяца. И это считается нормальным. Здесь для интернациональных студентов медицина бесплатная, потому что мы обладатели вида на жительство. Но если что-то болит, нужно записываться, а назначить запись у врача на ближайшую неделю вряд ли получится. Например, я ждала встречи с врачом около двух недель. Здесь считается, что со многими вещами должен бороться иммунитет.

Адаптироваться к чужой стране было легко, потому что я уже училась за рубежом. Норвежцев всего пять миллионов, и это в какой-то мере закрытое общество. Единственная трудность, с которой обычно сталкиваются люди, — почти невозможно завести друзей-норвежцев, с ними не так легко выстраивать отношения.

Учить норвежский не пришлось, ведь в странах Скандинавии у английского языка высокий статус. Когда я только прилетела и мне нужно было узнать, как добраться до центра города, люди, которых я встречала, знали английский язык.

Здесь много мигрантов. Мне нравится, как норвежцы культурно воспринимают их в обществе и никогда не притесняют. Даже если человек не-норвежец, к нему обращаются по-новрежски, у нас же — с иностранцами говорят по-английски. Однажды, когда я сидела в метро, женщина обратилась ко мне с вопросом на норвежском. Это многое значит — человек уважает тебя и не судят по внешности. Одинаковое отношение ко всем людям очень приятно.


Любимое место в Осло немного похоже на Водно-Зеленый бульвар в Астане

Любимое место в Осло немного похоже на Водно-Зеленый бульвар в Астане. В центре города есть два главных здания — Дворец и Парламент. Между ними есть небольшая аллея, которая напоминает местность Астаны.

В Норвегии много красивых мест. Я бы посоветовала Троллтунгу для людей, которые любят завораживающий вид. На западе Норвегии в основном дождливая погода, но когда мы поехали на Троллтунгу, было ясно и тепло. До скалы нужно идти 14 километров — около пяти часов ходьбы. Когда ты, уставший, доходишь до выступа и видишь Троллтунгу, вид восхищает.

Елжас, 24

Докторант

Я приехал в сентябре 2017 года, чтобы работать в проекте «Wireless power transmission». Я выбрал работу в Норвегии, потому что посчитал проект перспективным, а работу высокооплачиваемой. Конечно же, пожить за границей тоже хотелось. Это уже третий год моего проживания за рубежом. До этого я два года учился на магистратуре по программе Эразмус Мундус. Каждый семестр проходил в новой стране. Так, я впервые и познакомился с Норвегией, а после обучался в Шотландии и Венгрии.

Сейчас я пишу докторскую диссертацию в Норвегии на тему беспроводной передачи электроэнергии, за нее мне платят как за обычную работу. Кампус университета находится в полутора часах от Осло, в маленьком городке Борре. Из-за того, что университет новый, очень мало специалистов, которые могут ответить на сложные вопросы.

Норвегия — сложная страна с точки зрения менталитета, здесь очень развит социализм и все стремятся к равенству. Пусть это будет заработная плата или гендерная политика. Норвегия — самая бедная страна среди европейских, если сравнивать архитектурные сооружения. Они не стремятся построить здания, чтобы одно затмевало другое. Небольшие города — коммуны — похожи друг на друга. Среди известных городов можно назвать Тронхейм, Берген и Осло.


Зимой, например, можно было бы поехать на север и увидеть северное сияние, но это дорого

Мне нравится природа Норвегии: красивые фьорды, чистый воздух. Но парадокс в том, что доезжать до красивых мест очень дорого: и общественный транспорт, и аренда машины могут обойтись в копеечку. Зимой, например, можно было бы поехать на север и увидеть северное сияние, но это дорого. Самый удивительный случай случился, когда я взбирался на Троллтунгу, который переводится как «Язык тролля». Подниматься на вершину горы было страшно, но наверху ожидало невероятное зрелище.

Многие места не работают в воскресенье: магазины закрыты, автобусы начинают ходить реже, посылки доставляются дольше. Поэтому обо всех нужных услугах нужно задуматься перед выходными: что будете есть, куда поедете или чем займетесь.

Норвежский язык довольно легкий: все, что написано на латинском, читается, как пишется. Некоторые звуки похожи на казахские: «ө», «ү», «ә». Многие слова взяты из немецкого, английского и русского, поэтому я понимаю бытовую речь. Однако говорить по-норвежски не умею, но все разговаривают по-английски, поэтому это не проблема.

Норвежцы очень замкнутые и скрытные, с ними очень сложно стать друзьями. Но если обратиться с вопросом они постараются ответить. Чтобы находиться среди норвежцев, нужно знать их язык. Мои друзья — представители других стран: русские, турки, англичане и итальянцы. За все пребывание в Норвегии ни разу не встретил людей, которые бы посмотрели на меня высокомерно. Бывает, что путают с китайцем, и когда я говорю, что казах, они спрашивают: «А ты знаешь Смирнова?» (примечание: Владимир Смирнов — известный лыжник и победитель олимпийских игр 1994 года в Норвегии).

У меня рабочая виза до 2020 года — temporary residence. Я привык находиться за границей, но так, как в Норвегии, я себя безопасным нигде не чувствовал. Однако по-настоящему был бы счастлив в Казахстане. До 2020 года я точно останусь в Норвегии, а дальше — посмотрим. Если будут хорошие предложения из Казахстана, я без лишних мыслей соглашусь.

Фотографии: предоставлены героями