Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location updated star
 «Я работала на корабле в Мексиканском заливе»: История 22-летней казахстанки
Я живу с миастенией
Я живу с рассеянным склерозом
Я учился в КТЛ
Личный опыт

Тема

Материалы по теме «Личный опыт»

«‎Мне 65, и я модель»: Алматинка, которая не боится стареть

«‎Мне 65, и я модель»: Алматинка, которая не боится стареть

О мечте, старении и моделинге

«Я американец и выучил казахский язык в Америке»

«Я американец и выучил казахский язык в Америке»

А также русский, испанский, уйгурский, азербайджанский, арабский, польский

«Меня избивал мой муж»: Истории жертв домашнего насилия

«Меня избивал мой муж»: Истории жертв домашнего насилия

И немного надежды

Работница на буровой установке, сатанист и активист: 38 историй 2019 года

Работница на буровой установке, сатанист и активист: 38 историй 2019 года

От синестетика до алматинского дрэг-квин

Я живу с витилиго

Я живу с витилиго

Я живу с витилиго

Я живу с витилиго

Про пятна, реакцию людей и принятие себя

Я пыталась совершить суицид

Я пыталась совершить суицид

«Казалось не важным, есть я или нет»

«Сказали: „Государство не обязано выделять деньги кому попало“». История слепого бизнесмена

«Сказали: „Государство не обязано выделять деньги кому попало“». История слепого бизнесмена

Поговорили с Кенжегулом Сейтжаном об иждивенчестве, разнице культур и ведении бизнеса, когда все хотят обмануть

Данияр Бакимов: «Қазақстанда Rocket Plastic-тей дайын өнім шығаратын ұйым кемде-кем»

Данияр Бакимов: «Қазақстанда Rocket Plastic-тей дайын өнім шығаратын ұйым кемде-кем»

Данияр Бакимов: «Қазақстанда Rocket Plastic-тей дайын өнім шығаратын ұйым кемде-кем»

Данияр Бакимов: «Қазақстанда Rocket Plastic-тей дайын өнім шығаратын ұйым кемде-кем»

Данияр Бакимов эко-нарықтағы жағдай, атакенттік тиіннің эко-қаптамасы мен Rocket Plastic-тің алға қойған мақсаттары туралы айтып берді

«Мама набросилась с ножом»: Алматинцы, которых били родители

«Мама набросилась с ножом»: Алматинцы, которых били родители

«Мама набросилась с ножом»: Алматинцы, которых били родители

«Мама набросилась с ножом»: Алматинцы, которых били родители

О воспитании в Казахстане, жестокости и беззащитности

Бейбит Домаев: «Я собираю деньги на открытие мобильной социальной помощи»

Бейбит Домаев: «Я собираю деньги на открытие мобильной социальной помощи»

«Даже если не получится собрать необходимую сумму при помощи краудфандинга, то я все равно буду идти к своей цели»

«Многие считают это отклонением»: Я асексуальна

«Многие считают это отклонением»: Я асексуальна

«В подростковом возрасте просто не представляла себя с парнями или девушками в постели»

«Я социопат, но не плохой человек»: Я живу с диссоциальным расстройством личности

«Я социопат, но не плохой человек»: Я живу с диссоциальным расстройством личности

Записали историю девушки с редким расстройством

Я учусь в Образовательном университете Гонконга

Я учусь в Образовательном университете Гонконга

Поговорили об образовании, протестах и представлении иностранцев о Казахстане

У меня булимия

У меня булимия

У меня булимия

У меня булимия

Записали истории двух девушек о зависимости от еды, ненависти к себе и голодании

Теряя невинность в Казахстане: Истории четырех девушек о сексе до брака

Теряя невинность в Казахстане: Истории четырех девушек о сексе до брака

Теряя невинность в Казахстане: Истории четырех девушек о сексе до брака

Теряя невинность в Казахстане: Истории четырех девушек о сексе до брака

А также комментарии психолога и гинеколога

Я учусь в летной школе Patria в Финляндии

Я учусь в летной школе Patria в Финляндии

Поговорили с будущим пилотом из Казахстана

Я работала в США по Work and Travel

Я работала в США по Work and Travel

«Это идеальная возможность повзрослеть»

Салтанат Нуриева: «Я построила школу для детей из поселков»

Салтанат Нуриева: «Я построила школу для детей из поселков»

«Пока мы не будем уделять внимание образованию, о развитии Казахстана не может идти речи»

Я учусь в Бостонском университете

Я учусь в Бостонском университете

«Грустно, что будущая огромная зарплата студентов, которые учатся ночами, будет уходить на поддержание здоровья»

Я живу с ДЦП

Я живу с ДЦП

«Представьте, я подхожу к кассе, хочу купить билет в кино. А кассир отводит взгляд, просит меня уйти»

Я живу с лейкемией

Я живу с лейкемией

«Мама была во фрустрации: ее 25-летней дочери ставят рак крови»

Я учусь в Принстоне

Я учусь в Принстоне

Как поступить в университет Лиги Плюща?

Я переносил трупы в морге

Я переносил трупы в морге

О смерти, жизни и тяжелых случаях

У моей мамы шизофрения

У моей мамы шизофрения

У моей мамы шизофрения

У моей мамы шизофрения

«У нее всегда печальные глаза»

«Я собрала деньги для жителей Арыса»: Азиза Утегенова о краудфандинге для пострадавших

«Я собрала деньги для жителей Арыса»: Азиза Утегенова о краудфандинге для пострадавших

На что ушли 2 миллиона 781 тысяча тенге

Я была наблюдателем на выборах в 2005 году

Я была наблюдателем на выборах в 2005 году

Спойлер: ничего не изменилось

«Я люблю в человеке личность, а не его половые органы»: Казахстанцы о каминг-ауте

«Я люблю в человеке личность, а не его половые органы»: Казахстанцы о каминг-ауте

«Я люблю в человеке личность, а не его половые органы»: Казахстанцы о каминг-ауте

«Я люблю в человеке личность, а не его половые органы»: Казахстанцы о каминг-ауте

«Это мой протест»

Я живу с муковисцидозом

Я живу с муковисцидозом

Средний возраст взрослого пациента — 22 года, доживших до совершеннолетия в Казахстане — 13 человек

Я учусь в МФТИ

Я учусь в МФТИ

Рассказывают студенты из Казахстана

Люди, пережившие клиническую смерть

Люди, пережившие клиническую смерть

Четыре истории казахстанок, которые побывали между жизнью и биологической смертью

«Я работаю в Cirque Du Soleil»: Казахстанец о том, как попасть в лучший цирк мира

«Я работаю в Cirque Du Soleil»: Казахстанец о том, как попасть в лучший цирк мира

Рафаэль Фатхельянов о работе в популярном цирке, буднях и репетициях

Сатанист

Сатанист

Сатанист

Сатанист

О жизни, религии и гражданской позиции в Казахстане

Я учился в КТЛ

Я учился в КТЛ

«К выпускникам КТЛ-а за пределами лицея всегда были завышенные ожидания, от чего мы чувствовали себя суперменами»

Как живут казахстанцы с диабетом, ОКР, миастенией, биполярным и пограничным расстройством

Как живут казахстанцы с диабетом, ОКР, миастенией, биполярным и пограничным расстройством

Восемь историй о боли, эмпатии и принятии

Я делал иллюстрации на листьях для Nickelodeon

Я делал иллюстрации на листьях для Nickelodeon

Поговорили с казахстанцем о рисунках на яблоках, шоколаде и работе для известного телеканала

Я живу с нейрофиброматозом

Я живу с нейрофиброматозом

История женщины с редкой мутацией

Я живу с синестезией

Я живу с синестезией

Я живу с синестезией

Я живу с синестезией

«Слово "снег" для других ассоциативно белое или голубое, а для меня в этом слове "с" голубая, "н-е" темно-морковного цвета и "г" зеленого»

Фотограф Гордей Трищенков из Уральска: «Клиентка сказала: "Нужно было предупредить, что вы инвалид"»

Фотограф Гордей Трищенков из Уральска: «Клиентка сказала: "Нужно было предупредить, что вы инвалид"»

Об инвалидности, немецких протезах, семье и пандусах в Уральске

Незрячий алматинец — о том, как заниматься кроссфитом, учиться на MBA и вести свой бизнес

Незрячий алматинец — о том, как заниматься кроссфитом, учиться на MBA и вести свой бизнес

«Все относятся ко мне, как к равному, что радует»

«Я работаю шеф-поваром в Исландии»: История 23-летнего Мухтара Косбаева

«Я работаю шеф-поваром в Исландии»: История 23-летнего Мухтара Косбаева

«Однажды у нас на ужине побывали король и королева Швеции с толпой охраны»

Я живу с пограничным расстройством

Я живу с пограничным расстройством

Рассказ девушки, которой два раза ставили неверный диагноз

Я живу с псориазом

Я живу с псориазом

Анонимная история о том, как получить некачественное лечение, уехать в большой город и наконец полюбить свое тело

«Они готовы убить за хлеб»: Военный журналист Назгуль Кенжетай — о работе на границе Сирии

«Они готовы убить за хлеб»: Военный журналист Назгуль Кенжетай — о работе на границе Сирии

«В первую же ночь местные дети украли у меня еду и деньги, а фотоаппарат не тронули»

Я семь лет был хакером

Я семь лет был хакером

Я семь лет был хакером

Я семь лет был хакером

«Если налоговая скажет, что пора показывать свои дивиденды, возможно, удивлю многих, кто находится в списке Forbes»

«Я снимаю тюленей на берегу Каспия»: История казахстанки Асель Баймукановой

«Я снимаю тюленей на берегу Каспия»: История казахстанки Асель Баймукановой

«Я снимаю тюленей на берегу Каспия»: История казахстанки Асель Баймукановой

«Я снимаю тюленей на берегу Каспия»: История казахстанки Асель Баймукановой

Часами неподвижно лежать на берегу Каспия, лечиться от простуды водкой с перцем, пережить шторм в лодке — все, чтобы снимать фильмы о еди...

Такие же дети: Как девушка из Кыргызстана помогает мигрантам в Москве

Такие же дети: Как девушка из Кыргызстана помогает мигрантам в Москве

Выучить язык, адаптироваться и начать жить

«Я мама особенного ребенка». Часть вторая

«Я мама особенного ребенка». Часть вторая

Поговорили с матерями детей с аутизмом

«Меня не защитила система»: Алматинцы о неэффективной работе полиции

«Меня не защитила система»: Алматинцы о неэффективной работе полиции

И одна история человека, обошедшего систему

 Абылайхан Камаладин: «Малый и средний бизнес подняли блогеры и вайнеры»

Абылайхан Камаладин: «Малый и средний бизнес подняли блогеры и вайнеры»

Поговорили с основателем агентства «Bloggers» и узнали, сколько он зарабатывает на сделках

Я живу с миастенией

Я живу с миастенией

Я живу с миастенией

Я живу с миастенией

И не стесняюсь инвалидности

«У меня привилегия: я имею два дома»: Дети дипломатов — о переездах, проблемах и родине

«У меня привилегия: я имею два дома»: Дети дипломатов — о переездах, проблемах и родине

«Но я часто чувствую себя чужой в обеих странах»

Спасать и сохранять: Как работает детская SOS-деревня в Алматы

Спасать и сохранять: Как работает детская SOS-деревня в Алматы

Поговорили с директором о проблемах, социализации и помощи

Стоит ли переводить ребенка на домашнее обучение?

Стоит ли переводить ребенка на домашнее обучение?

Стоит ли переводить ребенка на домашнее обучение?

Стоит ли переводить ребенка на домашнее обучение?

Поговорили с хоумскулерами о зоне комфорта, самообразовании и навыках общения с людьми

«Я открыл школу для детей мигрантов в Москве»: Максатбек Абдуназар — о сложностях и помощи детям

«Я открыл школу для детей мигрантов в Москве»: Максатбек Абдуназар — о сложностях и помощи детям

Как парень из Кыргызстана создал образовательный клуб для 350 детей

«Я озвучила фразу “Абонентский номер занят”»: Марина Шарипова — о вирусности и разрыве шаблонов

«Я озвучила фразу “Абонентский номер занят”»: Марина Шарипова — о вирусности и разрыве шаблонов

Узнали, как ролик с озвучкой набрал популярность

Я четыре года занимался финансовыми махинациями в Казахстане

Я четыре года занимался финансовыми махинациями в Казахстане

Я четыре года занимался финансовыми махинациями в Казахстане

Я четыре года занимался финансовыми махинациями в Казахстане

«Все началось с сообщения Вконтакте»

«У меня 35 собак и 9 кошек»: Алматинка Алма Омарова — о приюте и любви к животным

«У меня 35 собак и 9 кошек»: Алматинка Алма Омарова — о приюте и любви к животным

«За пять лет я укомплектовала собаками всех друзей, раздала около 150 четвероногих»

«Я переплыл Гибралтар»: История казахстанского юриста Ержана Есимханова

«Я переплыл Гибралтар»: История казахстанского юриста Ержана Есимханова

О плавании, проблемах со здоровьем, Ocean’s Seven и открытой воде

«Мы не дуры и не слабые, а всего-навсего лишены поддержки»: Женщины о послеродовой депрессии

«Мы не дуры и не слабые, а всего-навсего лишены поддержки»: Женщины о послеродовой депрессии

«Мы не дуры и не слабые, а всего-навсего лишены поддержки»: Женщины о послеродовой депрессии

«Мы не дуры и не слабые, а всего-навсего лишены поддержки»: Женщины о послеродовой депрессии

«В голову лезли страшные мысли, хотелось взять подушку и накрыть его, а потом сотворить что-то и с собой»

Я живу с рассеянным склерозом

Я живу с рассеянным склерозом

И мог бы стать инвалидом