Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location updated star
Я учился в КТЛ
Я живу с миастенией
Теряя невинность в Казахстане: Истории четырех девушек о сексе до брака
Я живу с рассеянным склерозом
Личный опыт

Тема

Материалы по теме «Личный опыт»

Я учился в КТЛ

Я учился в КТЛ

«К выпускникам КТЛ-а за пределами лицея всегда были завышенные ожидания, от чего мы чувствовали себя суперменами»

Я живу с миастенией

Я живу с миастенией

Я живу с миастенией

Я живу с миастенией

И не стесняюсь инвалидности

Я живу с рассеянным склерозом

Я живу с рассеянным склерозом

И мог бы стать инвалидом

Теряя невинность в Казахстане: Истории четырех девушек о сексе до брака

Теряя невинность в Казахстане: Истории четырех девушек о сексе до брака

Теряя невинность в Казахстане: Истории четырех девушек о сексе до брака

Теряя невинность в Казахстане: Истории четырех девушек о сексе до брака

А также комментарии психолога и гинеколога

 «Я работала на корабле в Мексиканском заливе»: История 22-летней казахстанки

«Я работала на корабле в Мексиканском заливе»: История 22-летней казахстанки

 «Я работала на корабле в Мексиканском заливе»: История 22-летней казахстанки

«Я работала на корабле в Мексиканском заливе»: История 22-летней казахстанки

Тушить пожары, искать нефть, видеть акул, жить с тремя паспортами, быть единственной девушкой на судне — каково работать в оффшоре

Люди, пережившие клиническую смерть

Люди, пережившие клиническую смерть

Четыре истории казахстанок, которые побывали между жизнью и биологической смертью

 «О, новенького привезли!»: Казахстанец о карантине

«О, новенького привезли!»: Казахстанец о карантине

Поговорили с Рустамом Абдусаламовым, который недавно вышел с карантина по коронавирусу

Я учился в НИШ

Я учился в НИШ

Об особенностях обучения, стрессе и интеллектуальной нагрузке

Я живу с нейрофиброматозом

Я живу с нейрофиброматозом

История женщины с редкой мутацией

«Мы не дуры и не слабые, а всего-навсего лишены поддержки»: Женщины о послеродовой депрессии

«Мы не дуры и не слабые, а всего-навсего лишены поддержки»: Женщины о послеродовой депрессии

«Мы не дуры и не слабые, а всего-навсего лишены поддержки»: Женщины о послеродовой депрессии

«Мы не дуры и не слабые, а всего-навсего лишены поддержки»: Женщины о послеродовой депрессии

«В голову лезли страшные мысли, хотелось взять подушку и накрыть его, а потом сотворить что-то и с собой»

«Я мама особенного ребенка». Часть вторая

«Я мама особенного ребенка». Часть вторая

Поговорили с матерями детей с аутизмом

«Я социопат, но не плохой человек»: Я живу с диссоциальным расстройством личности

«Я социопат, но не плохой человек»: Я живу с диссоциальным расстройством личности

Записали историю девушки с редким расстройством

Стоит ли переводить ребенка на домашнее обучение?

Стоит ли переводить ребенка на домашнее обучение?

Стоит ли переводить ребенка на домашнее обучение?

Стоит ли переводить ребенка на домашнее обучение?

Поговорили с хоумскулерами о зоне комфорта, самообразовании и навыках общения с людьми

«Я работаю шеф-поваром в Исландии»: История 23-летнего Мухтара Косбаева

«Я работаю шеф-поваром в Исландии»: История 23-летнего Мухтара Косбаева

«Однажды у нас на ужине побывали король и королева Швеции с толпой охраны»

Я живу с обсессивно-компульсивным расстройством

Я живу с обсессивно-компульсивным расстройством

Девушка из Шымкента — о тревогах, навязчивых мыслях и боязни смерти

«Негативно отреагировали все»: Я вышла замуж за иностранца

«Негативно отреагировали все»: Я вышла замуж за иностранца

«Негативно отреагировали все»: Я вышла замуж за иностранца

«Негативно отреагировали все»: Я вышла замуж за иностранца

Каково стать частью итальянской, индийской, американской и турецкой семей

Я живу с псориазом

Я живу с псориазом

Анонимная история о том, как получить некачественное лечение, уехать в большой город и наконец полюбить свое тело

Казахстанки в США, Англии, Австралии — о родах за рубежом

Казахстанки в США, Англии, Австралии — о родах за рубежом

«На ножку малыша цепляют датчик, который реагирует, если ребенка выносят из больницы»

«Я открыл школу для детей мигрантов в Москве»: Максатбек Абдуназар — о сложностях и помощи детям

«Я открыл школу для детей мигрантов в Москве»: Максатбек Абдуназар — о сложностях и помощи детям

Как парень из Кыргызстана создал образовательный клуб для 350 детей

Сатанист

Сатанист

Сатанист

Сатанист

О жизни, религии и гражданской позиции в Казахстане

 Я живу с биполярным расстройством

Я живу с биполярным расстройством

Как справляться с перепадами настроения, манией и депрессией в анонимном рассказе алматинки

«Я люблю в человеке личность, а не его половые органы»: Казахстанцы о каминг-ауте

«Я люблю в человеке личность, а не его половые органы»: Казахстанцы о каминг-ауте

«Я люблю в человеке личность, а не его половые органы»: Казахстанцы о каминг-ауте

«Я люблю в человеке личность, а не его половые органы»: Казахстанцы о каминг-ауте

«Это мой протест»

Меня украл мой муж

Меня украл мой муж

Меня украл мой муж

Меня украл мой муж

The Village Казахстан узнал, как крадут невест, отчего девушки решают остаться в чужой семье и почему «ұят» страшнее брака с незнакомцем

Такие же дети: Как девушка из Кыргызстана помогает мигрантам в Москве

Такие же дети: Как девушка из Кыргызстана помогает мигрантам в Москве

Выучить язык, адаптироваться и начать жить

Я живу с пограничным расстройством

Я живу с пограничным расстройством

Рассказ девушки, которой два раза ставили неверный диагноз

Спасать и сохранять: Как работает детская SOS-деревня в Алматы

Спасать и сохранять: Как работает детская SOS-деревня в Алматы

Поговорили с директором о проблемах, социализации и помощи

 Абылайхан Камаладин: «Малый и средний бизнес подняли блогеры и вайнеры»

Абылайхан Камаладин: «Малый и средний бизнес подняли блогеры и вайнеры»

Поговорили с основателем агентства «Bloggers» и узнали, сколько он зарабатывает на сделках

У моей мамы шизофрения

У моей мамы шизофрения

У моей мамы шизофрения

У моей мамы шизофрения

«У нее всегда печальные глаза»

Кем работают казахстанцы без диплома

Кем работают казахстанцы без диплома

И сколько зарабатывают

«Я американец и выучил казахский язык в Америке»

«Я американец и выучил казахский язык в Америке»

А также русский, испанский, уйгурский, азербайджанский, арабский, польский

Я чуть не умерла от менингита

Я чуть не умерла от менингита

Я чуть не умерла от менингита

Я чуть не умерла от менингита

На пятый день сказала: «Пока, мама, кажется, я ухожу»

Я семь лет был хакером

Я семь лет был хакером

Я семь лет был хакером

Я семь лет был хакером

«Если налоговая скажет, что пора показывать свои дивиденды, возможно, удивлю многих, кто находится в списке Forbes»

«Меня избивал мой муж»: Истории жертв домашнего насилия

«Меня избивал мой муж»: Истории жертв домашнего насилия

И немного надежды

Я пыталась совершить суицид

Я пыталась совершить суицид

«Казалось не важным, есть я или нет»

С миру по нитке: Как собрать деньги через краудфандинг

С миру по нитке: Как собрать деньги через краудфандинг

Три успешных кейса краудфандиговых кампаний в Казахстане

Я работала в США по Work and Travel

Я работала в США по Work and Travel

«Это идеальная возможность повзрослеть»

«Они готовы убить за хлеб»: Военный журналист Назгуль Кенжетай — о работе на границе Сирии

«Они готовы убить за хлеб»: Военный журналист Назгуль Кенжетай — о работе на границе Сирии

«В первую же ночь местные дети украли у меня еду и деньги, а фотоаппарат не тронули»

Как я произнесла речь с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН

Как я произнесла речь с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН

«Дети в закрытых госучреждениях Казахстана подвергаются психологическому, физическому и сексуальному насилию»

Я учусь в МФТИ

Я учусь в МФТИ

Рассказывают студенты из Казахстана

Я учусь в Принстоне

Я учусь в Принстоне

Как поступить в университет Лиги Плюща?

«‎Мне 65, и я модель»: Алматинка, которая не боится стареть

«‎Мне 65, и я модель»: Алматинка, которая не боится стареть

О мечте, старении и моделинге

«Мама набросилась с ножом»: Алматинцы, которых били родители

«Мама набросилась с ножом»: Алматинцы, которых били родители

«Мама набросилась с ножом»: Алматинцы, которых били родители

«Мама набросилась с ножом»: Алматинцы, которых били родители

О воспитании в Казахстане, жестокости и беззащитности

«Многие считают это отклонением»: Я асексуальна

«Многие считают это отклонением»: Я асексуальна

«В подростковом возрасте просто не представляла себя с парнями или девушками в постели»

Как я поборол апластическую анемию

Как я поборол апластическую анемию

Как я поборол апластическую анемию

Как я поборол апластическую анемию

О халатности врачей, о влиянии связей на выздоровление и о стрессе, который помог справиться с болезнью без операции

У меня булимия

У меня булимия

У меня булимия

У меня булимия

Записали истории двух девушек о зависимости от еды, ненависти к себе и голодании

Я живу с витилиго

Я живу с витилиго

Я живу с витилиго

Я живу с витилиго

Про пятна, реакцию людей и принятие себя

Я четыре года занимался финансовыми махинациями в Казахстане

Я четыре года занимался финансовыми махинациями в Казахстане

Я четыре года занимался финансовыми махинациями в Казахстане

Я четыре года занимался финансовыми махинациями в Казахстане

«Все началось с сообщения Вконтакте»

Я живу с лейкемией

Я живу с лейкемией

«Мама была во фрустрации: ее 25-летней дочери ставят рак крови»

Я живу с синестезией

Я живу с синестезией

Я живу с синестезией

Я живу с синестезией

«Слово "снег" для других ассоциативно белое или голубое, а для меня в этом слове "с" голубая, "н-е" темно-морковного цвета и "г" зеленого»

Вне капитолия: История журналиста, который посетил 22 поселка возле Астаны

Вне капитолия: История журналиста, который посетил 22 поселка возле Астаны

И увидел, как люди выживают без электричества, борются с потопами и больше не верят властям

Я переносил трупы в морге

Я переносил трупы в морге

О смерти, жизни и тяжелых случаях

«У меня привилегия: я имею два дома»: Дети дипломатов — о переездах, проблемах и родине

«У меня привилегия: я имею два дома»: Дети дипломатов — о переездах, проблемах и родине

«Но я часто чувствую себя чужой в обеих странах»

Я живу с ДЦП

Я живу с ДЦП

«Представьте, я подхожу к кассе, хочу купить билет в кино. А кассир отводит взгляд, просит меня уйти»

Я живу с муковисцидозом

Я живу с муковисцидозом

Средний возраст взрослого пациента — 22 года, доживших до совершеннолетия в Казахстане — 13 человек

Я учусь в Бостонском университете

Я учусь в Бостонском университете

«Грустно, что будущая огромная зарплата студентов, которые учатся ночами, будет уходить на поддержание здоровья»

Я учусь в Образовательном университете Гонконга

Я учусь в Образовательном университете Гонконга

Поговорили об образовании, протестах и представлении иностранцев о Казахстане

Я учусь в летной школе Patria в Финляндии

Я учусь в летной школе Patria в Финляндии

Поговорили с будущим пилотом из Казахстана

Салтанат Нуриева: «Я построила школу для детей из поселков»

Салтанат Нуриева: «Я построила школу для детей из поселков»

«Пока мы не будем уделять внимание образованию, о развитии Казахстана не может идти речи»

«Я снимаю тюленей на берегу Каспия»: История казахстанки Асель Баймукановой

«Я снимаю тюленей на берегу Каспия»: История казахстанки Асель Баймукановой

«Я снимаю тюленей на берегу Каспия»: История казахстанки Асель Баймукановой

«Я снимаю тюленей на берегу Каспия»: История казахстанки Асель Баймукановой

Часами неподвижно лежать на берегу Каспия, лечиться от простуды водкой с перцем, пережить шторм в лодке — все, чтобы снимать фильмы о еди...

Я учился в Haileybury

Я учился в Haileybury

Об оторванности от родной культуры, грантах и ценах