Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location
«В стране девочки взрослеют, зажатые уятом»: Девушки, снявшиеся в жанре ню
Алия Шагиева — о том, каково быть дочерью президента
Сотрудники «Большой четверки»
Колонка Айсаны Ашим: Моя улица — Фурманова, город мой — Астана
Общество

Тема

Материалы по теме «Общество»

«В стране девочки взрослеют, зажатые уятом»: Девушки, снявшиеся в жанре ню

«В стране девочки взрослеют, зажатые уятом»: Девушки, снявшиеся в жанре ню

«В стране девочки взрослеют, зажатые уятом»: Девушки, снявшиеся в жанре ню

«В стране девочки взрослеют, зажатые уятом»: Девушки, снявшиеся в жанре ню

Материал 18+

Алия Шагиева — о том, каково быть дочерью президента

Алия Шагиева — о том, каково быть дочерью президента

Алия Шагиева — о том, каково быть дочерью президента

Алия Шагиева — о том, каково быть дочерью президента

Накануне президентских выборов в Кыргызстане The Village поговорил с дочерью Алмазбека Атамбаева о детстве, провокационных высказываниях,...

Сотрудники «Большой четверки»

Сотрудники «Большой четверки»

Сотрудники «Большой четверки»

Сотрудники «Большой четверки»

Работники международных консалтинговых компаний — о неоплачиваемых овертаймах, сне в туалете, ранней седине и проблемах с зарплатой

Колонка Айсаны Ашим: Моя улица — Фурманова, город мой — Астана

Колонка Айсаны Ашим: Моя улица — Фурманова, город мой — Астана

Колонка Айсаны Ашим: Моя улица — Фурманова, город мой — Астана

Колонка Айсаны Ашим: Моя улица — Фурманова, город мой — Астана

История все расставит по местам

«Нас здесь никто не ждет»: Как живут оралманы в Казахстане

«Нас здесь никто не ждет»: Как живут оралманы в Казахстане

«Нас здесь никто не ждет»: Как живут оралманы в Казахстане

«Нас здесь никто не ждет»: Как живут оралманы в Казахстане

О проблемах получения гражданства, агрессии со стороны казахстанцев и невыполненных обещаниях государства

«Нужно ценить свой платок»: Мусульманки о хиджабах

«Нужно ценить свой платок»: Мусульманки о хиджабах

Три истории о том, что значит надеть хиджаб, и одна — о том, как сложно его снять

10 кафе в Алматы, где можно отдохнуть с детьми

10 кафе в Алматы, где можно отдохнуть с детьми

Когда семья в сборе

Вебкам-модель

Вебкам-модель

Вебкам-модель

Вебкам-модель

Узнали у казахстанки, работавшей моделью для взрослых о том, каково исполнять желания тысяч анонимных зрителей

Коренные алматинцы: «Любимый город нас душит»

Коренные алматинцы: «Любимый город нас душит»

Коренные алматинцы: «Любимый город нас душит»

Коренные алматинцы: «Любимый город нас душит»

Жители Алматы — о смоге, горах и приезжих

«Вопросы нужно задавать всем — и Головкину, и Назарбаеву»: Проект «За нами уже выехали»

«Вопросы нужно задавать всем — и Головкину, и Назарбаеву»: Проект «За нами уже выехали»

«Думаем даже бросить слух, что за нами КНБ или кто-то из крупных политиков, чтобы не трогали»

Вне капитолия: История журналиста, который посетил 22 поселка возле Астаны

Вне капитолия: История журналиста, который посетил 22 поселка возле Астаны

И увидел, как люди выживают без электричества, борются с потопами и больше не верят властям

«Аллах тебя накажет, ты сгоришь в аду»: Школьники о кумирах, половом воспитании и стыде

«Аллах тебя накажет, ты сгоришь в аду»: Школьники о кумирах, половом воспитании и стыде

«Люди, которые упрекают остальных, что уят болады, сами когда-то были кем-то задеты»

Все плохо: Что не так с казахстанским дизайном?

Все плохо: Что не так с казахстанским дизайном?

Новая колонка «Одинокого Кирилла»

«Негативно отреагировали все»: Я вышла замуж за иностранца

«Негативно отреагировали все»: Я вышла замуж за иностранца

«Негативно отреагировали все»: Я вышла замуж за иностранца

«Негативно отреагировали все»: Я вышла замуж за иностранца

Каково стать частью итальянской, индийской, американской и турецкой семей

 Коренные астанчане: «Без приезжих не было бы Астаны»

Коренные астанчане: «Без приезжих не было бы Астаны»

 Коренные астанчане: «Без приезжих не было бы Астаны»

Коренные астанчане: «Без приезжих не было бы Астаны»

Жители Астаны — о ветре, стереотипах, переносе Дня города и праздничном бюджете

Сотрудница ЦОН

Сотрудница ЦОН

Сотрудница ЦОН

Сотрудница ЦОН

The Village Казахстан узнал, как все устроено в одиозном центре обслуживания населения

Как устроен рынок сурматеринства в Казахстане

Как устроен рынок сурматеринства в Казахстане

Поговорили с представителем интересов биологических родителей и суррогатных матерей

«Здесь человек чувствует себя защищенным во всех смыслах этого слова»: Казахстанцы в Австралии

«Здесь человек чувствует себя защищенным во всех смыслах этого слова»: Казахстанцы в Австралии

Об океане, попугаях вместо голубей и идеальных условиях для IT-специалистов

«Быть собой — это круто и совсем не позор»: Люди с необычной внешностью

«Быть собой — это круто и совсем не позор»: Люди с необычной внешностью

«Быть собой — это круто и совсем не позор»: Люди с необычной внешностью

«Быть собой — это круто и совсем не позор»: Люди с необычной внешностью

Каково в Казахстане живется парням с цветными волосами и девушкам с татуировками на лице

Nursultangeles: Казахстанцы о переименовании Астаны в Нур-Султан

Nursultangeles: Казахстанцы о переименовании Астаны в Нур-Султан

И их предложения по переименованию столицы

Как выглядит офис «КазТрансОйл»

Как выглядит офис «КазТрансОйл»

Фэншуй, футуризм, панели скромности и бокс во время ланча

Дело Сайрагуль Сауытбай ― этнической казашки из Китая. Хронология

Дело Сайрагуль Сауытбай ― этнической казашки из Китая. Хронология

Дело Сайрагуль Сауытбай ― этнической казашки из Китая. Хронология

Дело Сайрагуль Сауытбай ― этнической казашки из Китая. Хронология

История 42-летней женщины, которой отказали в статусе беженки на родине. Почему это должен знать каждый казахстанец?

«К феминисткам у нас относятся хуже, чем к ворам и насильникам»: Гражданские активисты об уяте

«К феминисткам у нас относятся хуже, чем к ворам и насильникам»: Гражданские активисты об уяте

«К феминисткам у нас относятся хуже, чем к ворам и насильникам»: Гражданские активисты об уяте

«К феминисткам у нас относятся хуже, чем к ворам и насильникам»: Гражданские активисты об уяте

Правозащитница, ЛГБТ-активист, пансексуалка и феминистки

«Норвежцы — суровые северяне с обостренным чувством справедливости»: Казахстанцы в Норвегии

«Норвежцы — суровые северяне с обостренным чувством справедливости»: Казахстанцы в Норвегии

«Норвежцы — суровые северяне с обостренным чувством справедливости»: Казахстанцы в Норвегии

«Норвежцы — суровые северяне с обостренным чувством справедливости»: Казахстанцы в Норвегии

О устрашающих походах, северном сиянии и раздражающем спокойствии

Токал

Токал

Токал

Токал

The Village Казахстан поговорил с токал и выяснил, где можно выйти за женатого мужчину, чем занимается вторая супруга в свободное время и...

На что живет безработный

На что живет безработный

Девушка без постоянного места работы рассказала о тратах, доходах и отношении к жизни

Колонка Айсаны Ашим: Что не так с «Министерством Маркетинга» и годом молодежи?

Колонка Айсаны Ашим: Что не так с «Министерством Маркетинга» и годом молодежи?

«Мне не нужна ваша вера. Мне нужна ваша паника».

«Здесь люди верят в государственный институт больше, чем в семейный»: Казахстанцы в Германии

«Здесь люди верят в государственный институт больше, чем в семейный»: Казахстанцы в Германии

«Здесь люди верят в государственный институт больше, чем в семейный»: Казахстанцы в Германии

«Здесь люди верят в государственный институт больше, чем в семейный»: Казахстанцы в Германии

О рейвах, чиновниках и свободе

«В Алматы люди любят выпендриться, а здесь становятся спокойнее»: Казахстанцы в России

«В Алматы люди любят выпендриться, а здесь становятся спокойнее»: Казахстанцы в России

«В Алматы люди любят выпендриться, а здесь становятся спокойнее»: Казахстанцы в России

«В Алматы люди любят выпендриться, а здесь становятся спокойнее»: Казахстанцы в России

О чистоте улиц, толерантности и бумажной волоките

Незрячий алматинец — о том, как заниматься кроссфитом, учиться на MBA и вести свой бизнес

Незрячий алматинец — о том, как заниматься кроссфитом, учиться на MBA и вести свой бизнес

«Все относятся ко мне, как к равному, что радует»

19-летняя Зере Асылбек — о провокации в клипе «Кыз», угрозах убийства и истории Бурулай

19-летняя Зере Асылбек — о провокации в клипе «Кыз», угрозах убийства и истории Бурулай

«Женщины Центральной Азии попали в конкурс "Понравиться", зрителями которого является общество»

Является ли новый ролик Жеки Fat Belly госзаказом?

Является ли новый ролик Жеки Fat Belly госзаказом?

Узнали у адвоката, активиста и участника скетч-шоу

«Проблема нашей медицины — в народе»: Студент казахстанского медвуза

«Проблема нашей медицины — в народе»: Студент казахстанского медвуза

«Проблема нашей медицины — в народе»: Студент казахстанского медвуза

«Проблема нашей медицины — в народе»: Студент казахстанского медвуза

«Не могу сказать, что в казахстанской медицине рыба гниет с головы»

«Здесь всё сделано для людей»: Казахстанцы в Южной Корее

«Здесь всё сделано для людей»: Казахстанцы в Южной Корее

О национализме, переработках и перфекционизме

Люди, которые живут с родителями всю жизнь

Люди, которые живут с родителями всю жизнь

Люди, которые живут с родителями всю жизнь

Люди, которые живут с родителями всю жизнь

«Это делает мужчин несамостоятельными до такой степени, что им легче своровать девушку, нежели добиваться ее»

Сколько стоит жизнь в Байконуре?

Сколько стоит жизнь в Байконуре?

Узнали, на что живут люди в городе, где запуск ракеты — обычное дело

«Я мама особенного ребенка». Часть первая

«Я мама особенного ребенка». Часть первая

Поговорили с матерями детей с синдромом Дауна

Судебный эксперт

Судебный эксперт

О работе эксперта–криминалиста в Казахстане, мотивах преступников, криках в голове, наградах КНБ–шников, зарплате и терактах

Я живу с волчанкой

Я живу с волчанкой

«Будущего супруга отпустила со словами, что это конец и нет смысла строить общих планов»

«Я готов набить тату на лице»: Казахстанцы о нежелании служить в армии

«Я готов набить тату на лице»: Казахстанцы о нежелании служить в армии

Шесть историй людей, избежавших воинской службы

Исследование: Что люди чаще всего употребляют перед сексом

Исследование: Что люди чаще всего употребляют перед сексом

Всего опросили 23 тысячи респондентов

«Меня не защитила система»: Алматинцы о неэффективной работе полиции

«Меня не защитила система»: Алматинцы о неэффективной работе полиции

И одна история человека, обошедшего систему

«Если вы не обратите на меня внимания, я умру»: Психологи о детских суицидах в Казахстане

«Если вы не обратите на меня внимания, я умру»: Психологи о детских суицидах в Казахстане

«Если вы не обратите на меня внимания, я умру»: Психологи о детских суицидах в Казахстане

«Если вы не обратите на меня внимания, я умру»: Психологи о детских суицидах в Казахстане

Поговорили с тремя специалистами о самом страшном явлении в стране

«Бұл жерде бізді ешкім күтіп отырған жоқ»: Қазақстандағы оралмандардың өмірі жайлы

«Бұл жерде бізді ешкім күтіп отырған жоқ»: Қазақстандағы оралмандардың өмірі жайлы

Азаматтық алу қиыншылықтары, қазақстандықтардың агрессиясы мен мемлекеттің орындалмаған уәделері жайлы

«Я бью морды футбольным фанатам»: Казахстанский ультрас

«Я бью морды футбольным фанатам»: Казахстанский ультрас

«Я бью морды футбольным фанатам»: Казахстанский ультрас

«Я бью морды футбольным фанатам»: Казахстанский ультрас

О том, зачем фанаты дерутся, для чего нужен третий тайм и как попасть в группировку

Как дети в Казахстане попадают в рабство?

Как дети в Казахстане попадают в рабство?

Как дети в Казахстане попадают в рабство?

Как дети в Казахстане попадают в рабство?

Поговорили с руководителем кризисного центра

7 любимых телеграм-каналов Майи Акишевой

7 любимых телеграм-каналов Майи Акишевой

Феминизм, лонгриды, книги

«У меня 35 собак и 9 кошек»: Алматинка Алма Омарова — о приюте и любви к животным

«У меня 35 собак и 9 кошек»: Алматинка Алма Омарова — о приюте и любви к животным

«За пять лет я укомплектовала собаками всех друзей, раздала около 150 четвероногих»

«Израильтяне не жалуются, у них всегда все в порядке»: Казахстанцы в Израиле

«Израильтяне не жалуются, у них всегда все в порядке»: Казахстанцы в Израиле

О репатриации, жаре, работе по воскресеньям и рае для вегетарианцев

«Это имя дал мне дедушка в честь сами знаете кого»: Нурсултаны об имени, Астане и Президенте

«Это имя дал мне дедушка в честь сами знаете кого»: Нурсултаны об имени, Астане и Президенте

Поговорили с тезками бывшего Президента и узнали, что они думают о переименовании столицы

Спасать и сохранять: Как работает детская SOS-деревня в Алматы

Спасать и сохранять: Как работает детская SOS-деревня в Алматы

Поговорили с директором о проблемах, социализации и помощи

Катерина Суворова ― о том, как снять фильм о Ninety one, Eaglez и проблемах казахстанского общества

Катерина Суворова ― о том, как снять фильм о Ninety one, Eaglez и проблемах казахстанского общества

Режиссер рассказала о съемках, поисках противников группы и состоянии документалистики в стране

Күйеуім мені алып қашты

Күйеуім мені алып қашты

The Village Қазақстан қыздарды алып қашу қалай орын алады, неліктен қыздар бөтен отбасыда қалуға бел буады және неге «ұят» бейтаныс адамғ...

Как гомосексуалы могут повлиять на экономику Казахстана?

Как гомосексуалы могут повлиять на экономику Казахстана?

Автор канала «Одинокий Кирилл» рассуждает о толерантности и прогрессе

Фотограф Гордей Трищенков из Уральска: «Клиентка сказала: "Нужно было предупредить, что вы инвалид"»

Фотограф Гордей Трищенков из Уральска: «Клиентка сказала: "Нужно было предупредить, что вы инвалид"»

Об инвалидности, немецких протезах, семье и пандусах в Уральске

«Эффект выставки спорный»: Какой будет жизнь после EXPO-2017

«Эффект выставки спорный»: Какой будет жизнь после EXPO-2017

Стоит ли ждать девальвации тенге, снизится ли стоимость недвижимости в столице и какая судьба ожидает казахстанский павильон

Я неделю ходил в костюме

Я неделю ходил в костюме

Я неделю ходил в костюме

Я неделю ходил в костюме

Редактор The Village Казахстан о том, как встречают по одежке

Сатанист

Сатанист

Сатанист

Сатанист

О жизни, религии и гражданской позиции в Казахстане

«Я не обвиняю государство»: Многодетные мамы — о буднях, ответственности и господдержке

«Я не обвиняю государство»: Многодетные мамы — о буднях, ответственности и господдержке

«Я не обвиняю государство»: Многодетные мамы — о буднях, ответственности и господдержке

«Я не обвиняю государство»: Многодетные мамы — о буднях, ответственности и господдержке

Поговорили с мамами из Астаны о времени, сложностях и правилах жизни

«На дороге помни — все хотят тебя сбить»: Мотоциклисты Астаны

«На дороге помни — все хотят тебя сбить»: Мотоциклисты Астаны

«На дороге помни — все хотят тебя сбить»: Мотоциклисты Астаны

«На дороге помни — все хотят тебя сбить»: Мотоциклисты Астаны

О криминальных мотоклубах, авариях, девушках на мотоциклах и стереотипах

Рубрики