Сейчас в детских домах Казахстана около 5 тысяч детей. По данным благотворительного фонда «Дара», который занимается продвижением инклюзивных методик, 10 % выпускников детских домов заканчивают жизнь самоубийством — реалии жизни им неизвестны, а поиск своего места в обществе часто ни к чему не приводит. Несмотря на глобальные тренды по росту общей осознанности общества во многих вопросах, отношение к детям из детских домов часто остается категоричным и предвзятым.

Многие люди не знают, что помимо усыновления и патроната, есть иные виды заботы. Например, проект «Наставники» — это когда человек проводит выходные и праздничные дни с ребенком, передавая базовые знания и навыки жизни. Таким человеком может стать любой казахстанец, главное — принять ребенка, уделить ему время и поделиться своим жизненным опытом.

Мы поговорили с наставницей Асем Тулентаевой и воспитанницей детского дома Кариной Мамировой, которые за период наставничества стали друзьями. Рассказываем о том, как проект поменял их взгляды на жизнь.

Асем Тулентаева

наставница Карины Мамировой

Об идее стать наставником и выборе

Я возглавляла видеотеку «Хабара», когда поняла: вся моя жизнь посвящена работе и карьере, а ежедневный маршрут ограничен домом и работой. Тогда захотелось найти что-то, что могло бы принести пользу другим людям. Решила помочь хотя бы одному ребенку, к тому же своих детей нет. Думала, начну общаться, а там, возможно, и на усыновление решусь. Коллега как раз рассказала о проекте наставничества и предложила поучаствовать. Я сразу согласилась.

Для выбора подопечного тогда организовали три ознакомительные встречи с тремя детьми. У детей также было три встречи с возможными наставниками. Если и выбор ребенка, и наставника совпадал, то создавалась пара. Сейчас процесс выглядит иначе: пара составляется по психоэмоциальному тестированию и личностным характеристикам каждого участника, и как таковой выбор ребенка наставнику не предоставляется.

В первые две встречи я терялась в выборе, его в итоге и не произошло. Но через несколько месяцев, во время третьей встречи, увидела Карину — спокойную в общении, но одновременно активную девочку. Она мне сразу понравилась. Карина обратилась к организаторам и попросилась стать моей подопечной. Так мы остались в паре.

О подготовке и отношении родных

Первые дни проходят тренинги. На них учат взаимодействовать с ребенком, чувствовать его, разбирать ситуации и находить внутреннюю боль. Объяснили, что важно соблюдать дистанцию — переход за личные границы человека, даже в дружелюбной форме, может вызвать тревогу, раздражение или замкнутость подопечного. Учили прислушиваться к мнению ребенка, уметь ждать. Тренинг дал много инструментов, появилась уверенность в том, что я справлюсь.


Убеждали быть осторожной, говорили, что дети из детского дома могут воровать

Семья и окружение поначалу отнеслись со страхом к моему желанию стать наставником — убеждали быть осторожной, говорили, что дети из детского дома могут воровать. Я объясняла, что это относится не ко всем детям. С Кариной подобных проблем никогда не возникало, чтобы какая-то вещь пропадала. Если ей что-то нравилось, она всегда спрашивала — без спросу ничего не брала, не смотрела. Со временем отношение окружения поменялось. Появилось одобрение. Карина вошла в круг моих друзей и родных, ее даже начали называть моей «дочей из детского дома».


Многие очень радуются, когда оказываются дома у наставника — бегут смотреть мультфильмы, лежат на диване — окунаются в домашний уют

О днях с Кариной

С первой же встречи с Кариной сразу обговорили: я для нее не спонсор, а старший друг и наставник. И Карина это поняла и поддержала. Первое время она часто молчала, мне приходилось вести беседу за двоих. Может быть, ввиду скромности и желания понравиться. Ведь дети из детских домов больше всего в жизни хотят быть в семье и почувствовать любовь. Многие очень радуются, когда оказываются дома у наставника — бегут смотреть мультфильмы, лежат на диване — окунаются в домашний уют. Как оказалось позже, стеснительность Карины была также связана с ее не совсем ровной улыбкой. Мы решили вставить ей брекеты, и через полтора года проблема была решена.

В первые дни мы составили примерную программу нашего общения: одна встреча развлекательная — ходим в кино, кафе, гуляем по городу; другая познавательная — посещаем интересные места, но с пользой. Например, рынки и магазины, где учимся выбирать товар и рассчитывать бюджет. Изучаем профессии — Карина даже прошла парикмахерские курсы и научилась делать профессиональный мейкап.

Я часто приводила Карину к себе на «Хабар» и со временем ее заинтересовала журналистика. Поэтому КГУ «Детский дом» по программе «Тандау» организовали ей стажировку.

Воспитатели детского дома заметили разительные перемены в поведении Карины: она стала уверенней в себе, активней, больше шутила, улучшились отметки по учебе — окончила школу без единой тройки. Но самым большим достижением стало поступление по гранту в ЕНУ на факультет журналистики.

Изначально мы несколько лет готовились к поступлению в музыкальный колледж, поскольку Карина очень хорошо пела, выигрывала республиканские конкурсы. Однако в последний момент Карина передумала поступать. Я долго ее уговаривала, но Карина настояла на своем. Было нелегко, хоть позже и приняла ее решение — все-таки это был ее первый самостоятельный поступок.

Мы вместе заселялись в общежитие, обустраивались там. Я подарила ей мебель, чтобы она чувствовала себя комфортно и уютно. Теперь Карина — студентка вуза, получает стипендию и живет самостоятельной жизнью в столице. А мне в силу личных обстоятельств пришлось переехать в Алматы. Но мы с Кариной продолжаем поддерживать дружеские отношения по телефону.

У меня как-то возникало желание удочерить Карину. Но, во-первых, в этом случае Карина лишилась бы привилегий от государства. Во-вторых, у Карины есть родная мама, которую она очень любит, и эту связь я всегда чувствовала и уважала.

О сложностях

Однажды я обнаружила, что Карина ведет аккаунт в инстаграме. И хотя она знала, что у меня тоже есть страница, дружбу не предложила. Меня это насторожило. Дальше я стала изучать ее страницу, и мне показалось, что у нее в видео и постах много неоптимистичных картинок. Как будто обращение ко взрослым, в состав которых входила и я. Психолог проекта рассказала, что так Карина пытается выражать свою боль, и это нормально. Я же боялась, что моя работа, мои труды бесполезны. Потом приняла ситуацию: подумала, что в подростковом возрасте все девочки как-то ищут себя, изучают мир. Со временем Карина стала меняться, писать более позитивно и снимать интересные видеоролики с юмором. Тогда я успокоилась.

Еще одной сложной ситуацией для меня стала трата денег от стипендии на ненужные вещи. Тогда она приобрела наушники и ботинки — скользкие, без меха, которые порвались через месяц. А куда подевались все остальные деньги, я даже не интересовалась. Карина расплакалась, извинялась. Я ей объяснила, что извиняться не нужно, ведь это по сути ее деньги. Но важно учиться тратить деньги с умом. Мы договорились, что в следующий раз я вмешиваться в ее дела не буду, но планировать и заранее готовить бюджет расходов Карина должна сама.

Когда Карина еще была в детском доме, я часто спрашивала ее, нужна ли какая-то одежда. Оказалось, что одежду то выдают, но не по запросам детей — закупки в рамках тендеров не отвечают по цвету, качеству, размеру или желаниям детей. Хотелось бы, чтобы детские дома одевали детей красиво, и чтобы детям нравилось это носить.

Еще одна проблема — многие из детей не умеют пользоваться ножом и вилкой: однажды в ресторане Карина не знала, как есть манты. Оказалось, что она привыкла есть только ложкой.


Проект прорабатывает и отношение к ожиданиям — важно понять, что они не всегда оправдываются

О внутренних переменах

За годы наставничества самую большую радость мне принесли достижения Карины в учебе, ее победы в конкурсах: радовалась всем ее успехам. Однажды детский дом даже подарил ей поездку в Турцию на море для участия в конкурсе, и это было очень волнительно. Также была рада ее подаркам: до сих пор храню те оригинальные открытки с пожеланиями, которые она делала мне своими руками.

За период наставничества я научилась сдерживать свои эмоции. Если раньше могла сразу в лоб сказать человеку все, что думаю, то теперь даю себе время подумать. Во-вторых, появилось больше позитива в жизни: учусь смотреть на все более оптимистично. Научилась анализировать ситуацию, и только потом делать выводы. Не торопиться. В-третьих, с Кариной я стала чувствовать себя снова молодой, где-то даже ребенком.

Проект прорабатывает и отношение к ожиданиям — важно понять, что они не всегда оправдываются. Такое понимание исключает чувство неудовлетворенности. Конечно, делать нужно с отдачей, но как произойдет, так и произойдет: не нужно ждать положительного результата. Проект меняет человека в хорошую сторону, дает много нужного опыта, учит избегать ошибок. Я рада, что стала наставницей Карины: те выходные дни, которые мы провели вместе, внесли в мою жизнь радость. Я подумываю взять себе в наставничество еще одного ребенка. Главное, чтобы закончился этот пресловутый карантин.

Карина Мамирова

подопечная Асем Тулентаевой, студентка журфака

О детстве и детском доме

Когда мне было шесть, у мамы начались проблемы со здоровьем, из-за которых она больше не могла обеспечивать и воспитывать меня. Так меня забрали сначала в центр адаптации несовершеннолетних, а позже в детский дом. Я точно не помню, что я чувствовала в первое время, но скучала по своим родным. Отца за всю жизнь никогда не видела и не слышала о нем.

Детство прошло хорошо. В детском доме меня многому научили: я все время рисовала, танцевала и пела. Но выбор остановила на музыке — показалось, что она мне ближе всего. Лето мы обычно проводили в детском лагере. В целом жизнь в детском доме оставила хорошие воспоминания. Это заведение стало мне вторым домом: оно помогло стать такой, какая я есть. И люди, находившиеся тогда рядом, стали мне братьями и сестрами. Воспитатели тоже относились хорошо, поскольку они всегда могли положиться на меня.


Всеми проблемами и сложностями я всегда делилась с Асемой, потому что в детском доме таких близких отношений у меня ни с кем не было

О жизни с наставником

Впервые узнала о проекте, когда у моих подруг по комнате появились первые наставники. Девочки делились своими впечатлениями о встречах, о том, как хорошо они проводят время вместе, и я тоже очень захотела участвовать.

Первый раз я увидела Асем в детском летнем лагере. Тогда каждый участник встречи рассказывал о себе, и я услышала, что Асем работает на телевидении — меня это сразу заинтересовало. И сама Асем мне понравилась: она выглядела очень жизнерадостной. Я была рада, когда она стала моим наставником. И мои друзья тоже были очень за меня рады.

Первое время я привыкала к Асем, узнавала ее. Со временем поняла, что могу ей доверять. Всеми проблемами и сложностями я всегда делилась с Асемой, потому что в детском доме таких близких отношений у меня ни с кем не было.

Когда мы подружились с Асем, то решили, что я продолжу заниматься вокалом профессионально. Асем нашла меценатов, которые спонсировали мое обучение в школе искусств. И все шло к тому, чтобы после девятого класса я поступила в музыкальное училище. Однако я решила оставить вокал как хобби, и выбрать более востребованную специальность. Мне было сложно и неудобно перед наставницей за смену приоритетов и целей, однако сейчас я о своем выборе не жалею. Рада, что она меня поддержала.


Из-за жизни в детском доме о многом у меня не было ни малейшего понятия

Из-за жизни в детском доме о многом у меня не было ни малейшего понятия. Асем же показывала город, как все в нем устроено, раскрывала все новое. Например, мы часто ходили в национальную библиотеку, читали там много интересных книг. Еще я научилась готовить. Особенно запомнилась готовка мяса по-французски. Я была на всех праздниках Асем: помогала ей встречать гостей, оформлять все и накрывать на стол.

Асем помогла мне раскрыться. Ее дружба и деликатность подарили уверенность. Она всегда была рядом, поддерживала советом и стала моим близким другом. После знакомства с Асем мир наполнился красками.

Сейчас мы общаемся не так часто, как хотелось бы, поскольку Асем переехала в Алматы, и мне ее не хватает. Мы договорились встретиться в Астане в этом году. Самое главное в жизни для меня — это любовь и здоровье близких мне людей.


Айнур Аймурзина

директор проекта «Наставник» и других проектов и программ Фонда «Дара»

В первый год самостоятельной жизни 10 % выпускников детских домов заканчивают жизнь самоубийством

До момента запуска проекта «Наставники» мы пробовали разные виды работы с детскими домами. Внедряли образовательные курсы для поступления в ВУЗ, дарили подарки и отмечали именины детей, старались что-то организовывать для их развития. Но со временем стали понимать, что все это не работает, и требуется индивидуальное сопровождение каждого ребенка. Мы наблюдали за разными проектами: «Big brothers and big sisters» в США, «Старшие Братья Старшие Сестры» в России, «Одна надежда» в Украине. Вооружившись методиками коллег из стран-соседей, мы решили запустить подобный и в Казахстане.

В 16 лет ребенок, выходящий за пределы детского дома, уже не нужен ни спонсорам, ни воспитателям

В постсоветских странах страшная статистика — в первый год самостоятельной жизни 10 % выпускников детских домов заканчивают жизнь самоубийством. А 80 % из них имеют большую вероятность попасть в криминальную среду. Проблема кроется в неготовности ребят сталкиваться с обычными для нас жизненными ситуациями и сложностям, в неумении найти в себе ресурсы к их решению.

Общество не готово принимать таких детей. В 16 лет ребенок, выходящий за пределы детского дома, уже не нужен ни спонсорам, ни воспитателям. Совершенно не адаптирован ко взрослой жизни. Вдобавок срабатывает принцип стигматизации, когда к ребенку из детского дома общество относится предвзято и настороженно. И получается, что он остается один на один со своими проблемами и неспособностью их решить.

Основная цель проекта — не усыновление, но поиск для ребенка профессионального друга, который сможет стать значимым лицом для ребенка и поможет сформироваться как личности. Из 2 500 поданных анкет за эти годы было создано 134 пары наставников и детей, и, конечно, нам бы хотелось, чтобы их количество увеличивалось. Отсев участников может происходить по разным причинам: недостаток психоэмоциональных ресурсов, неспособность справиться с манипуляциями со стороны ребенка, отсутствие должной вовлеченности в проект.

За эти годы мы увидели, что он привносит положительные трансформации в судьбы самих наставников. Они начинают по-иному, более положительно смотреть на мир. Меняются в лучшую сторону условия их жизни, и происходят те события, о которых они давно мечтали. От этого общения выигрывают обе стороны — и наставник, и ребенок.

Самоизоляция дается тяжело всем, а детям в детских домах — это вообще откат назад, и отсутствие какого-то общения извне. Хорошо, когда есть наставники, которые могут общаться с ними онлайн и обмениваться новостями, следить за их жизнью и поддерживать.


фотографии предоставлены героями материала