Ержан Есимханов известен многим пользователям Facebook — юрист активно высказывается на важнейшие социальные темы. Но есть и другая сторона его активной жизни — Ержан совершает заплывы на дальние дистанции. В копилке главных достижений — заплыв через Гибралтар. Мы поговорили с Ержаном и узнали, зачем ему нужно плавание, почему одиночество — помощник в заплыве в открытом море и как марафоны изменили его жизнь.

О карьере, 100 килограммах веса и плавании

Мне 34 года. Я юрист, партнер юридической фирмы. Занимаюсь юридическим сопровождением инфраструктурных проектов — это довольно специфичная, но очень интересная сфера деятельности. В этой области я работаю уже больше 14 лет. Увлекаюсь спортом — плавание, горные лыжи и единоборства. Также вовлекаю в занятия спортом детей — на лыжи они встали в два года восемь месяцев. Довольно активно пишу в фейсбуке — аудитория превышает 10 тысяч человек. Часто путешествую, в том числе в связи с работой.

Сейчас я я спортсмен-любитель. Занимаюсь марафонским плаванием — это плавание на открытой воде на дальние дистанции — десять километров и более. Участвую в 4–5 соревнованиях в год — в Испании, Италии и других странах. Тренируюсь круглый год, комбинирую с бегом.

Но так было не всегда. В спорт я пришел уже в довольно зрелом возрасте. И в детстве, и в юности времени и возможности заниматься спортом почти не было. Все свое время с момента окончания университета я отдавал карьере, и в конечном итоге карьера получилась, а здоровье начало подводить. К тридцати годам я весил больше ста килограмм, страдал от повышенного давления, и даже подъем по лестнице требовал некоторых усилий. В какой-то момент стало понятно, что дальше так продолжаться не может.


К тридцати годам я весил больше ста килограмм, страдал от повышенного давления, и даже подъем по лестнице требовал некоторых усилий


Как и многие вещи, плавание появилось в моей жизни случайно. Два года назад мы с детьми начали ходить в открытый бассейн, как многие делают летом. Как-то раз я попытался проплыть несколько кругов туда-обратно, буквально пару сотен метров. И меня неприятно удивило то, как тяжело мне это далось. Вот тогда и стало понятно, как сильно себя запустил физически. И я начал понемногу плавать — по 500–700 метров за тренировку. По сути я и плавать тогда толком не умел. Но в какой-то момент начало получаться. Я уже начал довольно уверенно себя чувствовать на воде. Но тренироваться бесцельно не хотелось. У меня уже был опыт тренировок в зале и на ринге, и я знал, что, когда тренируешься без цели, «для себя», рано или поздно всегда возникает соблазн бросить, пропустить тренировку. Кажется, что от одной тренировки ничего не зависит. Поэтому нужно было поставить цель, причем такую, не добраться до которой было бы стыдно.


Поэтому нужно было поставить цель, причем такую, не добраться до которой было бы стыдно


О первом заплыве и конкуренции

И я нашел свой первый старт — заплыв через Волгу в Нижнем Новгороде на дистанцию в три километра. Тот первый заплыв занял у меня всего 54 минуты. И мне понравилось. Появился стимул тренироваться дальше. И еще через месяц я проплыл пять километров уже в Испании. А еще через два месяца — 10 километров. И после этого я окончательно убедился в том, что марафонское плавание — мой спорт.

Плавание на открытой воде сильно отличается от плавания в бассейне. Примерно так же, как пробежка на беговой дорожке от марафона в пустыне. Если ты пришел в бассейн в зрелом возрасте, то у тебя будет мало шансов соревноваться с теми, кто начал заниматься плаванием с детства. Все-таки плавание — это технически сложный спорт, и научиться плавать правильно очень трудно. Но на открытой воде начинают иметь значение другие факторы — выносливость, умение ориентироваться в пространстве, психологическая устойчивость. И любители, такие как я, которые в бассейне не будут иметь никаких шансов рядом с профессиональными пловцами, на открытой воде могут попытаться с ними конкурировать и вполне успешно.

О заплыве Ocean’s Seven и везении

В середине прошлого года я проплыл 14 километров в Италии. Для массовых заплывов это почти максимум. Нужно было искать что-то более серьезное. Для пловцов-марафонцев своеобразной вершиной является заплыв Ocean’s Seven — семь крупнейших проливов мира, включая Гибралтар, Ла-Манш, пролив Кука и другие. Эту серию заплывов в мире одолели всего десять человек. Я давно читал об этих заплывах, но всегда думал, что это дело далекого будущего.

Но после того, как проплыл 14 километров, решил рискнуть и попытаться переплыть Гибралтар, наиболее простой из серии Ocean’s Seven — всего 16 километров. Я не раздумывал долго и отправил заявку на регистрацию в ACNEG — испанскую ассоциацию, которая организует заплывы через Гибралтар. И мне повезло. Дело в том, что обычно регистрации на заплыв ждут по 2–3 года. В год выдается всего 60 разрешений на заплыв, а желающие отправляют заявки со всего мира. Шансов на то, что я поплыву в том же году, почти не было. Но мне пришел ответ о том, что пловец, зарегистрированный на сентябрь, получил травму буквально накануне моего письма, и в сентябрьской группе есть одно свободное место — при условии, что я смогу пройти отборочный тест — проплыть дистанцию в бассейне за определенное время. Тест я прошел.

Нужно было готовиться к заплыву. Надо признаться, я не люблю говорить о вызовах, пока они не преодолены. О большей части происходящих в моей жизни серьезных вещей окружающие даже не догадываются. Но здесь был особый случай. Для такого вызова, как Гибралтар, нужна была мощная поддержка и мотивация не отступать. Поэтому я поделился новостью с родными, друзьями и опубликовал пост о заплыве на фейсбуке. Меня поддержали все. Я ни разу не столкнулся с сомнением или неверием в мои силы. Поддержка близких очень мне помогла при подготовке.

О девяти тренировках в неделю и отношениях с морем

На подготовку у меня было всего два месяца. Я разработал интенсивную программу подготовки, которая включала девять тренировок в неделю — шесть тренировок в бассейне и три кросса. В бассейне я проплывал по пять километров в день, с понедельника по пятницу, а в субботу у меня была особенная тренировка — от семи до десяти километров без остановки. За неделю я проплывал больше 30 километров и примерно столько же пробегал. А всего за сезон, с конца марта по начало сентября, я наплавал в бассейне больше 600 километров. Два месяца до старта я соблюдал жесткий режим питания и сна, похудел на четыре килограмма. В конечном итоге, к началу сентября 2017 года я вышел на пик физической формы.

После двух лет участия в соревнованиях по марафонскому плаванию я могу сказать абсолютно точно — 50 % успеха любого заплыва у человека в голове и только 50 % зависят от физической подготовки. И чем больше дистанция, тем важнее становится психологическая готовность. Проблема в том, что плавание в открытой воде — это несколько часов наедине с огромным водным пространством. В какой-то момент возникает ощущение, что ты совершенно один, что ты не двигаешься, что ничего вокруг не меняется.


В какой-то момент возникает ощущение, что ты совершенно один, что ты не двигаешься, что ничего вокруг не меняется


Если в беге или в триатлоне есть возможность смотреть вокруг, взаимодействовать с окружающим миром, получать обратную связь, то здесь такой возможности нет — есть только ты и море. Оно требует особого психологического настроя, не терпит агрессии и стремления взять наскоком. К заплыву нужно подходить последовательно, настраиваться на долгую работу. Нужно быть в ладу с самим собой и не иметь неразрешенных психологических проблем. Нужно уметь комфортно чувствовать себя в одиночестве.

На заплыве не работает внешняя мотивация — в воде тебя совершенно не волнует, кто и что о тебе думает. Чужие мысли и мнения не спасут тебя от схода с дистанции. Помогает только внутренняя готовность идти до конца. Такую мысль, как снятие с дистанции, нельзя даже рассматривать всерьез. Нужно готовиться к тому, что ты завершишь дистанцию в любом случае, у тебя просто не должно быть выбора. На массовых стартах с этим проще — там отличная мотивирующая атмосфера и сумасшедший адреналин. На индивидуальных стартах, таких, как Гибралтар, этого довольно сложно добиться.


На заплыве не работает внешняя мотивация — в воде тебя совершенно не волнует, кто и что о тебе думает


О себе могу сказать, что страх и желание сняться с дистанции я не испытывал никогда, даже когда было исключительно тяжело. Нужно понимать, что боль и трудности длятся совсем короткое время, а победа или поражение будут с тобой всегда.

Об ожидании старта и эйфории после финиша

В испанский город Тарифа, из которого проводятся заплывы через Гибралтар, я прибыл за неделю до старта. Дело в том, что самое главное в таком старте — погода. На сентябрь было зарегистрировано четыре группы по 3–4 человека в каждой, я был в третьей. Группы выпускали поочередно в зависимости от погоды. Погода на Гибралтаре — это комбинация из восьми ветров и нескольких течений, и она всегда непредсказуема. Годится ли погода для заплыва — становится известно только утром в день заплыва. Погода для успеха заплыва имеет принципиальное значение — в плохую погоду комбинация ветров и течений или не даст пловцу приблизиться к берегу Марокко, или унесет его в Средиземное море, где расстояние до берега будет уже не 16, а 27 километров.

Погоды мы ждали шесть дней. В ожидании мы каждый день тренировались в море. Ждать было тяжело. Самым сложным был день накануне заплыва. За день до этого успешно завершила заплыв вторая группа, в которой были пловцы из Америки, Франции и Молдовы. 11 сентября должны были плыть мы — я и трое испанцев. Настраивался я именно на эту дату. Но буквально за полчаса до выхода, когда каждый из нас уже успел надеть гидрокостюм, собраться и размяться, нам сообщили, что старта не будет. Погода не позволяет. Это был колоссальный удар — настрой ушел в никуда. До завершения нашего временного периода оставался всего один день. И если погода не позволяла нам плыть 12 сентября, наступало время другой группы, а наш заплыв сдвигался на конец сентября с совершенно неясными перспективами. Но пришлось взять себя в руки, снова собраться, снова готовиться, снова тренироваться, делать все то же самое и ждать. Но 12 сентября мы стартовали. На заплыв до очередной перемены ветра у нас было всего семь часов.

Первые два часа заплыва были относительно простыми. По плану первый час нужно двигаться с максимальной скоростью, чтобы выплыть из сильного приливного течения. Но один из испанцев, Хоаким, сразу начал отставать, не давая нам выдерживать скорость, и примерно через сорок минут снялся с дистанции. После этого мы с двумя другими испанцами в хорошем темпе преодолели примерно километров семь. Каждый час нам давали воду с идущей рядом лодки и сообщали, какое расстояние мы прошли.

На двенадцатом километре я стал чувствовать сильную усталость и к тому же замерз — ближе к берегу Марокко вода гораздо холоднее. Я старался взять ритм, не обращать внимания на усталость, периоды кризиса сменялись периодами оживления. Некоторую часть дистанции пришлось буквально вытаскивать за счет усилия воли, поскольку руки уже отказывались подниматься. Но ближе к берегу Марокко, примерно за полчаса до финиша, этот кризис прошел, и я финишировал довольно уверенно.

На финише, когда ты касаешься рукой заветной скалы у берега Марокко, особо ничего не чувствуешь. В полной мере понял, что сделал, только, когда лодка несла нас обратно. И это было поразительное ощущение, настоящая эйфория.

Заплыв я завершил за 4 часа 46 минут — для Гибралтара это хороший результат. После выхода на берег я первым делом позвонил родным. А потом лежал в гостиничном номере несколько часов, не в силах пошевелиться, и даже заснуть не мог — после таких заплывов обычно болит вообще все.


Заплыв я завершил за 4 часа 46 минут — для Гибралтара это хороший результат


О заплыве через Ла-Манш и глобальных мечтах

Недавно мне подтвердили регистрацию на следующий заплыв серии Ocean’s Seven — через Ла-Манш, в начале июля 2019 года. Этот заплыв будет намного сложнее, чем Гибралтар, в первую очередь потому, что расстояние будет в два раза больше. Ла-Манш — это мечта пловцов со всего мира, абсолютно знаковый заплыв, важность которого трудно переоценить. Это холодная вода, медузы, интенсивное судоходство и сложные погодные условия. В общем, все тридцать три удовольствия. И пока никому из казахстанцев этот заплыв не покорился.

В рамках подготовки к Ла-Маншу в этом году я планирую проплыть дистанции в 14, 21 и, возможно, 25 километров. 14 километров поплыву в Италии, а 21 — в Швеции, в условиях, близких к условиям заплыва через Ла-Манш — в холодной, не более шестнадцати градусов, воде. Будут и другие дистанции, которые я сейчас планирую.

Марафонское плавание — абсолютно неисчерпаемый вид спорта. В нем всегда можно придумать что-то новое. Можно покорять проливы и реки, плавать в Северном Ледовитом океане и в южных морях, одному и в группе. Никакой человеческой жизни не хватит на то, чтобы реализовать в этом виде спорта все возможные цели. Поэтому пока, кроме заплывов, я не строю спортивных планов. Хотя, возможно, в обозримом будущем пробегу марафон — из спортивного интереса.

О пловцах-марафонцах из Казахстана

Когда я начинал заниматься марафонским плаванием, этот вид спорта был достаточно экзотичным для нашей страны. Сейчас я вижу, как вслед за мной, им начинают увлекаться другие. На тех стартах, на которых я два года назад был единственным казахстанцем, сейчас участвуют целые группы спортсменов. А на более простые старты, такие, как заплыв через Босфорский пролив в Стамбуле, из Казахстана обычно летит целая делегация. Начинают организовываться и заплывы в Казахстане — пока довольно короткие, но это уже говорит о многом. Растущая популярность марафонского плавания меня не удивляет. Это интересный, динамичный вид спорта, который располагает к активным путешествиям и новым знакомствам. Это отличный способ поддерживать форму. И главный плюс марафонского плавания в том, что оно доступно не только профессионалам, но и любителям.

Об изменении сознания и ощущении жизни

Спорт меняет. Я вообще считаю, что для любого нормального человека очень важно время от времени чувствовать вкус победы, и в первую очередь, над собой. Это чувство очень помогает в обычной жизни. Зная, что справился с таким вызовом, как Гибралтар, ты без сомнений принимаешь другие вызовы.

Спорт структурирует и направляет жизнь. Он заставляет делать необходимое и отказываться от лишнего. Он помогает критично и честно относиться к себе. И вообще это колоссальное удовольствие и даже преимущество — чувствовать себя сильным, здоровым и способным своими руками делать какие-то большие вещи. В современных условиях, когда нет необходимости работать руками, нет необходимости даже передвигаться пешком и выполнять вещи, которые еще для наших родителей были нормой, потому что эти вещи автоматизированы или не нужны, люди это чувство часто забывают. А его, я считаю, забывать нельзя. Именно оно дает нам настоящее ощущение жизни.


Обложка: Предоставлена героем