В апреле этого года экс-аким Алматы Бауыржан Байбек заявил о создании проекта «Бюджет участия», в рамках которого каждому району Алматы будет выделяться сумма до 500 миллионов тенге. Как ею распоряжаться, будут решать сами жители города. Их, по состоянию на 2019 год, насчитывается почти два миллиона. Горожане смогут предлагать проекты и голосовать за них через общественную приемную Open Almaty.

Мы поговорили с горожанами из пяти разных районов, чтобы узнать об особенностях, воспоминаниях и проблемах, которые они хотели бы решить.

Виктория Русакова

Турксиб, 16 военный городок

Я из 16 военного городка. Название говорит само за себя — изначально здесь жили военные — рядом части и Военный институт сухопутных войск. Квартиру, в которой я живу, получил прадедушка-подполковник еще в 1968 году. С тех пор мы не переезжали — я уже четвертое поколение. На самом деле, хочу прервать эту цепочку и в обозримой перспективе переехать. Оставаться здесь на всю жизнь не хочется.


Вертолет летел очень низко, мне казалось, что прямо над головой. Было страшно и прикольно одновременно, хотелось допрыгнуть и дотронуться до него

Первые ассоциации, связанные с районом, — люди в военной форме, рабочие (живу напротив завода металлоконструкций). Еще — любимая лужа. Каждый год она образуется прямо возле дома — асфальт уложен неровно, образуя низину, куда стекает вся вода. Зимой здесь ледяные глыбы, весной-осенью — болото, на лето иногда засыхает. Называю ее главной местной достопримечательностью. Еще сразу вспоминается постоянный фоновый шум — окна квартиры выходят на проезжую часть и железную дорогу. К шуму привыкла, но гости всегда удивляются, как можно жить в такой обстановке.

Одно из самых ярких воспоминаний о районе — из детства. Мне тогда было лет пять-шесть. Неподалеку от дома есть овраг, куда мы часто ходили гулять, а за ним — вертолетная часть. Помню, как сидела на берегу, а вертолет летел очень низко, мне казалось, что прямо над головой. Было страшно и прикольно одновременно, хотелось допрыгнуть и дотронуться до него. А когда училась в школе, из окон смотрела на парящих в небе парашютистов.

В нашем районе есть понятие — «город». Это все, что выше Ташкентской. Знаю людей, которые в город не выезжали ни разу в жизни или бывают там только по праздникам. При этом они не испытывают никакого дискомфорта — им просто нечего там делать. Учиться, работать, развлекаться можно и тут, правда. Я сама до окончания школы не бывала почти нигде дальше района Алматы-1, не считая каких-то поездок в цирк, театры или парк Горького. Когда поступила в университет, боялась, что заблужусь и забуду названия улиц. Благо, у меня был смартфон и «2ГИС», только поэтому, наверное, и выжила.

Раздражает отдаленность от благ цивилизации — до ближайшей аптеки идти минут 20. Чтобы добраться в любую точку города уходит не меньше часа. Нет пешеходных зон и мест, где погулять. Хотя, кажется, в прошлом году сделали детскую площадку и футбольное поле — хоть что-то за столько лет. Нравится и одновременно нет, что все друг друга знают. Иногда это помогает и выручает, но чаще раздражает — не люблю лишнее внимание.

Больше всего люблю рассказывать о своем районе другим — почти никто не знает, где это. Чувство, будто открываю людям новый мир. Раньше это раздражало — никак не объяснишь человеку, где живешь, — говорила, что в районе аэропорта. Теперь с гордостью говорю, что ниже Рыскулова тоже есть жизнь.


С гордостью говорю, что ниже Рыскулова тоже есть жизнь


Акимат старается благоустроить город, но реализация благих идей часто напоминает мем «ожидание vs реальность»


О «Бюджете участия»

Идея о распределении денег на районный нужды классная, но есть сомнения в качестве реализации. Непонятно, как будут выдвигать проекты и голосовать. К тому же Турксибский район — большой, скорее всего, в нашем городке изменений не будет. Но участвовать в голосованиях я буду — это интересно и важно. Каким бы ни был результат, круто, что появляется возможность влиять на город и менять его.

Я бы изменила в районе всё. В первую очередь нужно развивать инфраструктуру, решать транспортные проблемы. Обратить внимание на пешеходов — дороги у нас ремонтируют каждый год, в этом мы от центра города не отстаем, а вот тротуаров зачастую просто нет.

Акимат старается благоустроить город, но реализация благих идей часто напоминает мем «ожидание VS реальность». Конечно, не устраивает, что обустраивают в основном центральную часть города. Экс-аким, мне кажется, хотел казаться продвинутым (даже инстаграм завел), но сама система управления устарела, а он ее часть. И, вообще, акимов хотелось бы выбирать.

Будь я градоначальником, оставила бы в покое Иле-Алатауский национальный парк и Кок-Жайлау. Провела бы нормальное исследование качества воздуха, постаралась выяснить реальные причины загрязнения и бороться с ними, а не имитировать бурную деятельность. Еще запретила бы использовать при строительстве зданий плитку и стекло — надоели.

Что делает район особенным

Военные. Иногда из окна видно, как по дороге ездит военная техника, проходят учения. Создается особая атмосфера постоянной боеготовности, в которой чувствую себя и безопасно, и под угрозой одновременно.

Близость к области. Отсюда проще добраться до ближайших поселков в области, чем до центра города. Это накладывает свой отпечаток — налет провинциальности и идентичность складывается, скорее, сельская, чем городская.

Железная дорога. Постоянный грохот, рельсы, шпалы, грузовые (в основном) поезда. Зато перестаешь пугаться громких звуков.

Необходимость планировать. В этом районе нельзя просто сорваться куда-то с друзьями, пойти гулять в любое время, потому что на дорогу куда-либо уходит час-полтора. Любой местный житель, мне кажется, может проводить тренинги по тайм-менеджменту.

Лог. Неподалеку от моего дома есть овраг с большими склонами. Раньше прямо на них стояли жилые домики частные, а в водоеме плавали утки. Интересно было бы узнать, как он, вообще, здесь появился.

Сергей Алексеенок

Тастак


Раньше каждая пробежка в пять утра превращалась в приключение: толпы поддатых, ночующие с вокзала, заплеванная кровью из-за драк Толе би

Я родился в Алматы и жил выше Аль-Фараби, пока в 86-м году отец не получил в Тастаке квартиру. Мне тогда было девять лет. Сейчас от детства мало что осталось — пустыри застроили, базар переделали. Раньше на нем торговали животными: от рыбок до собак. Нынешний здесь появился гораздо позже. 

Если говорить о Тастаке, сразу вспоминаю базар, оптовку и озеро Сайран. Я человек восточный, поэтому оптовка нравится больше, чем все городские супермаркеты. Ходишь, торгуешься. Сайран нравится, потому что бегаю по утрам, занимаюсь спортом. В прошлом году, впервые за 25 лет, его привели в порядок: сделали хорошее освещение, асфальт, уделили внимание автовокзалу. Раньше каждая пробежка в пять утра превращалась в приключение: толпы поддатых, ночующие с вокзала, заплеванная кровью из-за драк Толе би. Район был заросший, какие-то кушары, трава по пояс — дикое место. Сейчас облагородили, детские площадки появились, везде есть освещение — цивилизация пришла. Даже чуть-чуть скучаю по дикости и заброшенности.


Грабить в Тастак мало кто приедет. Тут самому бы в живых остаться


У района была жесткая гопническая слава: группировки, драки школа на школу, помню, как драться с аксайскими пацанами собралось, наверное, человек 300. Сейчас криминала уже нет. Думаю, что в Медеуском районе сейчас опаснее. Грабить в Тастак мало кто приедет. Тут самому бы в живых остаться — гастролировать лучше в богатых районах.

Район был полон наркотиков. В соседнем дворе находилась легендарная яма (источник получения наркотиков, место продажи — Прим. ред.), в которой активно торговали наркотиками. О ней все знали еще со времен, когда героина не было, но была ханка (наркотики, приготовленные из лекарственных препаратов - Прим. ред.). По специфическому запаху (ее готовили с применением уксуса) можно было легко найти место продажи. Сейчас же все наркотики в центре — на стенках, на мусорках постоянно вижу рекламы телеграм-каналов. Либо у нас и без этого все налажено, либо работает показательный пример выбитого поколения 80-х и 90-х, когда из-за наркоты пострадало очень много людей.

Сейчас по району везде стоят скамейки, аккуратные газоны, фонари. Раньше все в кушарах (кусты, заросли — Прим. ред.) сидели на кортах. Это первый год, когда на улицах перестал видеть бульбуляторы. Обустройство района, наверное, влияет на криминогенность района.

По Толе би раньше была куча комков (маленький магазин — Прим. ред.). Прямо Бродвей, куда ездили со всего города, — можно было купить и алкоголь, и анашу. За 40-50 тенге продавали водку, а бабульки рядом — откровенный самопал за 15 тенге. Пах он не водкой, а какой-то херней. Была еще китайская, в пластике, стоила по 10 тенге. Короче говоря, злачный центр всего города.

Не думаю, что изменился Тастак — изменилось время. В моем детстве и юности дети принадлежали улице, мы зависали в каморках (маленькая комната или чулан — Прим. ред.). На каждой крыше были места, на которых мы оборудовали диванчики, собирались там и прогуливали школу. В футбол гоняли на простых пустырях. Чтобы позвать друзей, кричали из под окон. Сейчас же все срачи и активность ушли в социальные сети.

О «Бюджете участия»

У администрации есть политика на общегородские изменения, но проблему района знают, конечно, лучше жильцы. Возникает проблема реализации — идеи то у нас всегда хорошие.

Меня в основном беспокоят глобальные вопросы: экология, уровень дохода жильцов, инфраструктура. Но есть и районные, например, проблемы с ЖКХ. Толе би из года в год копают.

Я бы решил проблему отопления в частном секторе. Тастак — нижняя часть города, поэтому сильно чувствуется смог. С одной стороны, живем под Алматинкой (река «Большая Алматинка» — Прим. ред.), она бежит с гор и все продувается. С другой, сам Сайран подобен яме и затягивает всю грязь. Вдобавок почти весь частный сектор топит углем, кто-то даже резину в печи кидает. Зимой воздух настолько грязный и плотный, что хоть ножом режь. Поэтому не стоит строить дома вдоль Алматинки. Можно обустроить набережную, сделать хороший парк.

Еще нужно улучшить работу общественного транспорта. После того как Тлендиева сделали односторонней, многим людям приходится либо подниматься до Толе-би, либо спускаться до Райымбека. Если нет денег на такси или у человека физические ограничения — уехать невозможно. У супруги, например, варикоз — ей тяжело. Еще бы вернул трамваи — все детство на них проездил.

Что делает район особенным

Парки

Сайран

99 автобус — единственный, который связывал нас с центром

Каморки в незакрывающихся подвалах пятиэтажек

Кайрат Шахаров

Золотой квадрат

Постоянно кочую по этому району, потому что сменить его сложно — здесь своя архитектура, инфраструктура, дух. Раньше я жил возле гостиницы Казахстан, потом на Тулебаева–Курмангазы, сейчас на Шевченко-Фурманова. Цепляет менталитет района, в котором большинство жителей — коренные алматинцы.

Это люди, которые имели прямое отношение к политическому кругу, творческой богеме, научной интеллигенции. Предполагалось, что люди, живущие в этом районе будут всегда соответствовать определенным стандартам. Золотой квадрат — место большого интеллекта, где происходили научные открытия, творческие взрывы, культурные беседы.


Золотой квадрат — место большого интеллекта, где происходили научные открытия, творческие взрывы, культурные беседы

Мне нравится, что район даже сейчас сохраняет право считаться центром, хотя географически это не так. Здесь каждая улица имеет свое историческое прошлое — где-то выступали известные люди, где-то проходили творческие вечера. Здесь и кинотеатр «Арман», и оперный театр, фонтаны на старой площади — где еще можно найти такие места? 

Не нравится, что центр города объявляют туристическим местом, когда в скверах и местах отдыха попросту отсутствует свет, нет пешеходных зон. К примеру, памятник Шокану Валиханову ночью совсем не видно. Такие символы города нужно подчеркивать. В Улан-Удэ есть памятник Чингисхану, и его знают все. В Нью-Йорке на всеобщем обозрении Статуя Свободы, по ней узнают и город. В Алматы должны быть объекты, по которым город сразу бы узнавали. Помню, когда построили гостиницу «Казахстан», в районе появилось огромное количество туристов и горожан. Любил наблюдать за их реакцией.


Вообще, Алматы должен стать «золотым квадратом» всего Казахстана


Сейчас уровень ментальности здесь стал падать, дух настоящего Алматы, интеллигентного и творческого, угасает. В районе нет концепции центра. Дворы центральных домов выглядят даже хуже дворов в микрорайонах. Ощущение, что у людей не доходят руки, или кто-то мстит центру. Нужно отнестись серьезно, центр — картина всего города. Туристу не придет в голову идея ехать в Турксибский район. 

Также нужно заботиться о каждом районе города, создавать символы города по всему Алматы, приводить в порядок и популяризировать уже существующие — в городе их много. К счастью, в Алматы появляются места, которые выводят центр с состояния первенства. Улицу Алтынсарина, собираются перестроить, сделать пешеходной по аналогии с Панфилова. Таких культовых мест должно быть больше. Вообще, Алматы должен стать «золотым квадратом» всего Казахстана.

Ведь Алматы — не просто город яблок, это древнее городище. На месте города насчитано несколько фундаментов — значит у города богатая история и традиции. Мы — наследники этих традиций и их нужно переносить в город.

О «Бюджете участия»

Думаю, что «Бюджетом участия» администрация хотела реализовать самоуправление. Если люди будут коллективно решать на что им стоит тратить деньги, возможно, появится приобщенность к проблемам района, сочувствие, желание улучшить место, в котором живешь.

При реализации может быть два подхода. Первый — делегирование полномочий кому-то из старейшин района, который хорошо знает историю места. При этом нужно создать форум, чтобы учитывались мнения других. Второй — полная демократия, чтобы каждый выражал свое мнение, непосредственно принимал участие в решении вопроса. Как такая система должна выглядеть, пока определить тяжело. В любом случае будут довольные и недовольные.

Если говорить об изменениях, хотелось бы больше подчеркнуть архитектурные символы города. Например, сделать путеводители, которые бы рассказывали, почему улица Тулебаева такая и в честь кого названа. Рассказать о съемках фильма с Виктором Цоем, объяснить, почему его памятник расположен именно здесь. Или почему памятник Жамбылу Жабаеву стоит в двух местах.

У нас не подготовлены места для встреч людей с общими интересами. Например, есть пенсионеры, которые хотят группироваться и заниматься спортом, молодежь, которой нужны места для обсуждения интересующих их вопросов. Если бы был человек, который осваивал подобный сегмент — было бы замечательно. На Жамбыла— Кунаева стоит пожарная часть, которая на фоне новых домов уже не смотрится. Тут можно сделать ретро-объект, на котором бы собиралась молодежь.

Еще необходимо продолжать развивать общественный транспорт. Сейчас я передвигаюсь на автобусе — эту схему четко отладили. Доступность на общественном транспорте стала выше, чем у личного автомобиля — можно добраться в любую точку города беспрепятственно и с минимумом пересадок.

Что делает район особенным

Люди, которые здесь жили и живут. Они — не только лицо города, но и лицо Казахстана. Прохожу по Тулебаева мимо дома Димаша Ахмедовича Кунаева, понимаю, что это человек, который строил страну. Когда знаешь, что проходил рядом с подобными людьми, здоровался, общался, понимаешь, что варился в гуще событий.

Незабываемая архитектура — сочетание стилей 40-ых и современного модернизма. Пусть нет ничего экстравагантного, но есть свое лицо и хочется, чтобы оно распространялось на весь город. Центр Алматы — это сердце Казахстана. Неважно, где находится столица, когда известно, где творилась история.

Академия Наук

Возникает ощущение недоделанности, когда прохожу мимо Академии Наук. Это место было основной точкой центробежных сил, его нужно культивировать.

Фонтаны «знаки зодиака». Мне нравилось студентом приходить и заниматься там. Это было место, где все встречались. Сейчас же оно неуютное, небезопасное для детей.

Янис Кайсиди

Аль-Фараби — Шашкина, Есентай


Верх города — это свежий воздух, яблоневые сады и речка

Я родился в Алмате, но из-за контракта отца в детстве уехал жить в Россию. Пробыли там три года, переехали в Грецию, где прожили еще шесть лет. После этого вернулись сюда, в Алматы, на Аль-Фараби-Шашкина.

Сложно вспомнить, что-то связанное с районом, — вернулся сюда только в 17 лет. Дальше окончание школы, учеба, работа — период беззаботности прошел не в этом районе. Единственное, что до сих пор четко помню — яблоневые сады выше моста на Аль-Фараби — Весновка. В подростковом возрасте мы часто ходили туда на пикник. Казалось, что все, что ниже Аль-Фараби — город, а здесь, выше, — совсем другой мир.

Верх города — это свежий воздух, яблоневые сады и речка. В свое время здесь была окраина города, не было почти никакой инфраструктуры — только сады. Наверное, поэтому район ассоциируется с кусочком «чистоты» в городе.

В нашем районе квартиры выдавались юристам, экономистам, так сказать, интеллигенции — это сразу заметно по общению здешних горожан. Они проводят время в основном в верхней части города, гуляют по речке. После установки мостов и разборки светофоров многие спускаются вниз лишь по особой необходимости.

Когда к нам приезжают люди, которые не были здесь по 10-15 лет, они приходят в шок — город и район сильно поменялись. Например, появился Esentai Mall, гулять на территории которого мне всегда нравится — там красивая территория. Город тоже меняется, та же улица Панфилова, благоустройство которой все осуждали, сейчас популярна. Да, недостаточно парковочных мест, зато красиво.

О «Бюджете участия»

Идея распределять жителями бюджетные средства на нужды района — хорошая. Но для ее реализации обязательно должна быть рабочая команда. К примеру, она могла бы состоять из старших по дому, избранных путем голосования на собрании жильцов. Группа в таком случае будет решать вопросы, учитывать желания жильцов, после чего согласовывать все решения с представителями акимата. Потому что желания жильцов могут разниться: кому-то нужен ухоженный газон, кому-то нет.

Та же улица Панфилова, благоустройство которой все осуждали, сейчас популярна. Да, недостаточно парковочных мест, где-то грязновато, но все равно красиво. Людям нужно подобные места, где можно провести время с семьей. Раньше было мало таких мест, сейчас все преобразилось в лучшую сторону. Как водитель, теперь страдаю от проблем с парковкой, но можно оставить машину за 300 метров и прогуляться пешком — приятно и полезно. Но далеко не все разделяют это мнение.

Нужно обустроить дворовые зоны, сады. Например, в Германии рядом с домами все красиво — газон, урны для мусора, все чисто, убрано и ухожено. Я живу в трехкомнатной квартире, где окна выходят на две противоположные стороны. На одной стороне растут деревья, за которыми мы следим сами, ежегодно делаем вылазку с соседями. На другой люди забросили участок, везде лежит мусор. По этой причине хотелось бы общим решением жильцов огородить некую зеленую территорию, сделать ее возможной для отдыха.

Сейчас набережную Есентая продлили выше Аль-Фараби. За это я благодарен администрации района. Но необходимо и дворы в порядок приводить. Хочется, чтобы было побольше зелени и мест для отдыха, которые бы радовали и туристов, и горожан. Что-то, что не загрязняло бы нашу экологию. При этом нужно предусмотреть бесплатные парковочные места для жителей — это необходимо. У нас практически везде сейчас за парковку нужно платить. Еще здесь необходим большой супермаркет.

Что делает район особенным

Воздух

Расположение

Красивый вид

Анель и Абылай

Орбита


Год училась по обмену в Китае, на уроке меня похлопали сзади по плечу и сказали: «Привет! Я тебя знаю. Ты же из Орбиты?»

Анель: Я родилась и выросла в Орбите. В детстве часто наблюдала, как дети соседей создавали свои семьи и покупали квартиры рядом с родителями в соседних дворах. Никогда их не понимала — мечтала переехать. В прошлом году вышла замуж за человека, который так же, как и я вырос в Орбите. У нас была возможность переехать в любую точку города, но поняли — все требования удовлетворяет только Орбита. Купили квартиру через несколько домов от тех, где выросли.

Абылай: Здесь комфортно. Весь день колесишь по городу, а потом возвращаешься в эту прохладу, дышишь свежим воздухом, смотришь на зеленые деревья — радуешься. Поэтому первое, что вспоминаю про Орбиту — улицу Навои — всегда получаю удовольствие от прохлады на ней во время прогулки. К тому же на ней малолюдно, кроме выходных, конечно.

Анель: Орбита — это город в городе. Не знаю ни один район в Алматы, который был бы так же окружен всем необходимым: базаром, крупными продуктовыми, Мега центром, огромным парком, школами с сильным образованием, садиками, ресторанами, общественным транспортом, идущим во все концы города, и главное, насколько это возможно в Алматы, — свежим воздухом.

Нравится относительная безопасность района, его расположение. Также здесь развитая инфраструктура, а дороги и дворы постоянно обновляются. Большинство жителей — коренные орбитчане, поэтому район всегда чистый и безопасный.

Орбита — это не просто название района, это как род у казахов. Свои узнают своих везде. Помню, когда год училась по обмену в Китае, на уроке меня похлопали сзади по плечу и сказали: «Привет! Я тебя знаю. Ты же из Орбиты?» Встретить человека из Орбиты среди миллиарда китайцев? Да не вопрос. Это произошло в маленьком городке, совершенно непопулярном для путешественников и студентов, в глубинке Китая — первой стране по количеству жителей.

В Орбите нет какой-либо достопримечательности, как, например, в старой части города. Здесь каждый год что-то меняется до неузнаваемости, но атмосферу и воспоминания о районе создают люди, которые здесь жили или живут.

Не нравится отсутствие частной жизни — все всё про всех знают. Другая проблема — малое количество новостроек рядом. При всей любви к Орбите — ее дома уже изживают себя. Уезжать из Орбиты не хочется, но и жить в советских домах всю жизнь нет желания. К тому же здесь мало мест для парковки автомобилей. Это создает проблемы и для владельцев авто и для пешеходов.

Абылай: Многие автолюбители жалуются на изменения в движении, после того как по Мустафина добавили BRT. Я же езжу в автобусе, поэтому стало только удобнее и быстрее добираться до нужного места. Конечно, транспортные проблемы еще не решены, но, надеюсь, это временно.


Не нравится отсутствие частной жизни — все всё про всех знают

О «Бюджете участия»

Анель: Наверное, мои ответы покажутся постановочными, но считаю Байбека лучшим акимом за всю жизнь. Нравилась его открытость народу. Жизнь в Орбите, да и в городе, стала комфортнее. Мне нравится, как изменились улицы района и города. При этом он сумел сохранить и подчеркнуть колорит Алматы. Единственное, что не устраивает — это безопасность во многих частях города. Всегда вспоминаю случай с Денисом Теном.

Об администрации района не слышала ничего плохого и хорошего. Судя по информации новостных порталов, Бостандыкский район часто находится на лидирующих местах по выполнению работ. Поэтому ,наверное, администрация выполняет свою роль неплохо.

Идея распределения бюджета жильцами хорошая, но, думаю, у нас к такому не готовы. До жильцов информация либо не дойдет и все будет решаться якобы жильцами, либо статус спорного вопроса растянется на месяцы, а то и годы.

Абылай: В начале могут быть сбои, но постепенно люди научатся — нужно учиться самому благоустраивать свой комфорт. Сильно менять я бы ничего не стал, единственное, что бы сделал — остановил неконтролируемую массовую урбанизацию.

Анель: Если была бы акимом, в первую очередь урегулировала процесс работы всех уже существующих механизмов. Много новшеств вводится, но они не приживаются из-за менталитета народа: «лишь бы было», а «как и для чего» — не важно.

Не вижу необходимости в кардинальных изменениях Орбиты, но и считаю, что ни в коем случае нельзя забрасывать развитие и преображение района. Спустя год любое новшество уже устаревшее и требуется новое. Хотелось бы, чтобы сохранилась существующая положительная динамика развития района, продолжилось искоренение и обновление «совковых» объектов. Нужны новостройки.

Абылай: Самая главная проблема, вне зависимости от района, — смог. Сам по себе он не появляется, есть какой-то источник, поэтому нужно принимать меры. С каждым годом только хуже и хуже. Экологи постоянно бьют тревогу, но никто практически ничего не делает. Был бы уместен опыт Великобритании 1952 года, когда после «Великого смога» правительство принял ряд мер по улучшению экологической обстановки в городе.


Самая главная проблема, вне зависимости от района, — смог

Что делает район особенным?

Анель

 Бывший кинотеатр «Байконыр»

MEGA центр

Гимназия №60

Парк Президента

Базар «Орбита»

Что делает район особенным?

Абылай

Самодостаточность — район ни от чего не зависит, есть все необходимое

Количество школ — их много на такой маленький район, причем сильных

Тишина — удаленность от мегаполиса, шумихи, трафика.

Хорошая продуваемость — воздух свежий и чистый

Безопасность — улицы постоянно патрулируют