Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location
Люди, которые живут с родителями всю жизнь

Люди, которые живут с родителями всю жизнь

Люди, которые живут с родителями всю жизнь

Люди, которые живут с родителями всю жизнь

«Это делает мужчин несамостоятельными до такой степени, что им легче своровать девушку, нежели добиваться ее»

Я живу с рассеянным склерозом

Я живу с рассеянным склерозом

И мог бы стать инвалидом

Как уйти из офиса и выжить?

Как уйти из офиса и выжить?

Узнали у казахстанских фрилансеров

«На дороге помни — все хотят тебя сбить»: Мотоциклисты Астаны

«На дороге помни — все хотят тебя сбить»: Мотоциклисты Астаны

«На дороге помни — все хотят тебя сбить»: Мотоциклисты Астаны

«На дороге помни — все хотят тебя сбить»: Мотоциклисты Астаны

О криминальных мотоклубах, авариях, девушках на мотоциклах и стереотипах

«Знакомый как-то нашел прослушку в салфетнице в кафе»: Житель Туркменистана — о запретах и мифах

«Знакомый как-то нашел прослушку в салфетнице в кафе»: Житель Туркменистана — о запретах и мифах

Поговорили с жителем Ашхабада

Я чуть не умерла от менингита

Я чуть не умерла от менингита

Я чуть не умерла от менингита

Я чуть не умерла от менингита

На пятый день сказала: «Пока, мама, кажется, я ухожу»

Протирать экран телефона

Протирать экран телефона

Хотя бы раз в день

«Проблема нашей медицины — в народе»: Студент казахстанского медвуза

«Проблема нашей медицины — в народе»: Студент казахстанского медвуза

«Проблема нашей медицины — в народе»: Студент казахстанского медвуза

«Проблема нашей медицины — в народе»: Студент казахстанского медвуза

«Не могу сказать, что в казахстанской медицине рыба гниет с головы»

Боди-массажистка

Боди-массажистка

Боди-массажистка

Боди-массажистка

«Представьте картину: трое обнаженных девушек начинают кататься по телу друг друга»

«Норвежцы — суровые северяне с обостренным чувством справедливости»: Казахстанцы в Норвегии

«Норвежцы — суровые северяне с обостренным чувством справедливости»: Казахстанцы в Норвегии

«Норвежцы — суровые северяне с обостренным чувством справедливости»: Казахстанцы в Норвегии

«Норвежцы — суровые северяне с обостренным чувством справедливости»: Казахстанцы в Норвегии

О устрашающих походах, северном сиянии и раздражающем спокойствии

«В Мекке душа успокаивается»: Казахстанцы о хадже

«В Мекке душа успокаивается»: Казахстанцы о хадже

«В Мекке душа успокаивается»: Казахстанцы о хадже

«В Мекке душа успокаивается»: Казахстанцы о хадже

Ночь под открытым небом, медитации, давка и загрязнение святынь

Алматинские велопутешественники

Алматинские велопутешественники

Если вам нужен был знак, то вот он

Я всю жизнь занимаюсь поиском пропавших солдат

Я всю жизнь занимаюсь поиском пропавших солдат

История журналистки, которая посвятила поиску солдат 50 лет

«Все эмоции забирают себе женщины»: Мужчины — о том, почему они плачут

«Все эмоции забирают себе женщины»: Мужчины — о том, почему они плачут

«Все эмоции забирают себе женщины»: Мужчины — о том, почему они плачут

«Все эмоции забирают себе женщины»: Мужчины — о том, почему они плачут

А также о мужественности, порицании и эмпатии

«Я готов набить тату на лице»: Казахстанцы о нежелании служить в армии

«Я готов набить тату на лице»: Казахстанцы о нежелании служить в армии

Шесть историй людей, избежавших воинской службы

Казахстанские стилисты за рубежом

Казахстанские стилисты за рубежом

Три девушки в Москве, Лос-Анджелесе и Вашингтоне (округ Колумбия)

Вне капитолия: История журналиста, который посетил 22 поселка возле Астаны

Вне капитолия: История журналиста, который посетил 22 поселка возле Астаны

И увидел, как люди выживают без электричества, борются с потопами и больше не верят властям

«Я работаю в Wargaming»: История казахстанки в Беларуси

«Я работаю в Wargaming»: История казахстанки в Беларуси

О стадионе для корпоратива, танках и Минске

«Я снимаю правду»: Кана Бейсекеев — о героях, Монголии и кочевниках

«Я снимаю правду»: Кана Бейсекеев — о героях, Монголии и кочевниках

«Я снимаю правду»: Кана Бейсекеев — о героях, Монголии и кочевниках

«Я снимаю правду»: Кана Бейсекеев — о героях, Монголии и кочевниках

«Интересные истории есть везде»

«Нужно ценить свой платок»: Мусульманки о хиджабах

«Нужно ценить свой платок»: Мусульманки о хиджабах

Три истории о том, что значит надеть хиджаб, и одна — о том, как сложно его снять

Молодые режиссеры

Молодые режиссеры

О нашем кино, гонорарах и женщинах как источнике вдохновения

Я живу с обсессивно-компульсивным расстройством

Я живу с обсессивно-компульсивным расстройством

Девушка из Шымкента — о тревогах, навязчивых мыслях и боязни смерти

«Я уехала с 500 долларами в кармане»: Казахстанцы в Греции, Украине и России

«Я уехала с 500 долларами в кармане»: Казахстанцы в Греции, Украине и России

Можно ли выжить в чужой стране с такой суммой?

Судебный эксперт

Судебный эксперт

О работе эксперта–криминалиста в Казахстане, мотивах преступников, криках в голове, наградах КНБ–шников, зарплате и терактах

«Тренировка для меня — это динамическая медитация»: Зачем девушки занимаются единоборствами

«Тренировка для меня — это динамическая медитация»: Зачем девушки занимаются единоборствами

О бойцовском духе, красивых рельефах и поиске ответов

Я учился в NASA United Space School

Я учился в NASA United Space School

И разрабатывал план по выживанию на Марсе

Алматинские стендаперы

Алматинские стендаперы

Алматинские стендаперы

Алматинские стендаперы

О гендерных стереотипах, угрозах после выступлений и концертах по Казахстану

«Французы не выкладывают последние деньги на новый айфон»: Казахстанцы во Франции

«Французы не выкладывают последние деньги на новый айфон»: Казахстанцы во Франции

Об уставших людях, беженцах и «Свободе, равенстве, братстве».

«Здесь всё сделано для людей»: Казахстанцы в Южной Корее

«Здесь всё сделано для людей»: Казахстанцы в Южной Корее

О национализме, переработках и перфекционизме

Китайский блогер Цянь Фан Юань Цзинь — об Алматы со стороны

Китайский блогер Цянь Фан Юань Цзинь — об Алматы со стороны

Шымбулак, времена года и городские мелочи

Рубрики