Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location
 «Я работала на корабле в Мексиканском заливе»: История 22-летней казахстанки

«Я работала на корабле в Мексиканском заливе»: История 22-летней казахстанки

 «Я работала на корабле в Мексиканском заливе»: История 22-летней казахстанки

«Я работала на корабле в Мексиканском заливе»: История 22-летней казахстанки

Тушить пожары, искать нефть, видеть акул, жить с тремя паспортами, быть единственной девушкой на судне — каково работать в оффшоре

«Люди умеют насладиться жизнью и никуда никогда не торопятся»: Казахстанцы в Италии

«Люди умеют насладиться жизнью и никуда никогда не торопятся»: Казахстанцы в Италии

О еде, архитектуре и любви к искусству

Как выпускники NU создают комиксы о коррупции, ЭКСПО и пьющем «Байтереке»

Как выпускники NU создают комиксы о коррупции, ЭКСПО и пьющем «Байтереке»

Жизнь в Казахстане после звонкой пощечины

Любовь живет 43 года: Как сохранить брак?

Любовь живет 43 года: Как сохранить брак?

Три семейные пары — о секретах жизни с любимым человеком

Ұят емес: Все о негативе, табуированных темах и стыде казахстанского общества

Ұят емес: Все о негативе, табуированных темах и стыде казахстанского общества

Каково жить в «уят»-матрице?

Научный сотрудник Колумбийского университета — о работе, кроликах и Нью-Йорке

Научный сотрудник Колумбийского университета — о работе, кроликах и Нью-Йорке

Научный сотрудник Колумбийского университета — о работе, кроликах и Нью-Йорке

Научный сотрудник Колумбийского университета — о работе, кроликах и Нью-Йорке

Гранты, новые лекарства и будущее

«Люди сами себя сажают под замок стереотипов и правил»: Иллюстраторы — об уяте

«Люди сами себя сажают под замок стереотипов и правил»: Иллюстраторы — об уяте

«Люди сами себя сажают под замок стереотипов и правил»: Иллюстраторы — об уяте

«Люди сами себя сажают под замок стереотипов и правил»: Иллюстраторы — об уяте

О предрассудках и ханжестве

От перчаток до смартфона: Что приводит к успеху?

От перчаток до смартфона: Что приводит к успеху?

Чемпионка мира по боксу, путешественник, прославленный визажист и участница команды Jokeasses — о призвании, неудачах и первых достижениях

«Мини-тиран во главе семьи — норма для Казахстана»: Психотерапевт Ажар Султанова

«Мини-тиран во главе семьи — норма для Казахстана»: Психотерапевт Ажар Султанова

Существует ли виктимное поведение?

Шоу Ирины Кайратовны: «С людей уже хватит вайнов»

Шоу Ирины Кайратовны: «С людей уже хватит вайнов»

Шоу Ирины Кайратовны: «С людей уже хватит вайнов»

Шоу Ирины Кайратовны: «С людей уже хватит вайнов»

Ютуберы — о заработке, рэпе, шутках 21+ и планах снять кино

«Здесь люди верят в государственный институт больше, чем в семейный»: Казахстанцы в Германии

«Здесь люди верят в государственный институт больше, чем в семейный»: Казахстанцы в Германии

«Здесь люди верят в государственный институт больше, чем в семейный»: Казахстанцы в Германии

«Здесь люди верят в государственный институт больше, чем в семейный»: Казахстанцы в Германии

О рейвах, чиновниках и свободе

Я занимаюсь скандинавской ходьбой

Я занимаюсь скандинавской ходьбой

О лыжах, борьбе с лишним весом и новых знакомствах

«Человек может быть депутатом, министром и при этом насильником»: Адвокат Айман Умарова

«Человек может быть депутатом, министром и при этом насильником»: Адвокат Айман Умарова

Адвокат Жибек Мусиной, Натальи Слекишиной — о непонимании и уяте

«Уят похож на дедовщину»: Женский психолог Диана Каст — о стыде и браке

«Уят похож на дедовщину»: Женский психолог Диана Каст — о стыде и браке

Как отвечать на «когда замуж»

«Быть собой — это круто и совсем не позор»: Люди с необычной внешностью

«Быть собой — это круто и совсем не позор»: Люди с необычной внешностью

«Быть собой — это круто и совсем не позор»: Люди с необычной внешностью

«Быть собой — это круто и совсем не позор»: Люди с необычной внешностью

Каково в Казахстане живется парням с цветными волосами и девушкам с татуировками на лице

Как три девушки организовали выставку, посвященную жертвам сексуального насилия

Как три девушки организовали выставку, посвященную жертвам сексуального насилия

«Нам сказали, что мы специально выбрали такую одежду, а женщин насиловали в другом. Они сами виноваты»

«К феминисткам у нас относятся хуже, чем к ворам и насильникам»: Гражданские активисты об уяте

«К феминисткам у нас относятся хуже, чем к ворам и насильникам»: Гражданские активисты об уяте

«К феминисткам у нас относятся хуже, чем к ворам и насильникам»: Гражданские активисты об уяте

«К феминисткам у нас относятся хуже, чем к ворам и насильникам»: Гражданские активисты об уяте

Правозащитница, ЛГБТ-активист, пансексуалка и феминистки

«Негативно отреагировали все»: Я вышла замуж за иностранца

«Негативно отреагировали все»: Я вышла замуж за иностранца

«Негативно отреагировали все»: Я вышла замуж за иностранца

«Негативно отреагировали все»: Я вышла замуж за иностранца

Каково стать частью итальянской, индийской, американской и турецкой семей

«В студии ты кричишь, плачешь и громко смеешься»: Актеры казахского дубляжа — о своей работе

«В студии ты кричишь, плачешь и громко смеешься»: Актеры казахского дубляжа — о своей работе

«В студии ты кричишь, плачешь и громко смеешься»: Актеры казахского дубляжа — о своей работе

«В студии ты кричишь, плачешь и громко смеешься»: Актеры казахского дубляжа — о своей работе

О шутках с Ninety one, особенностях дубляжа и непопулярности казахских фильмов

«В стране девочки взрослеют, зажатые уятом»: Девушки, снявшиеся в жанре ню

«В стране девочки взрослеют, зажатые уятом»: Девушки, снявшиеся в жанре ню

«В стране девочки взрослеют, зажатые уятом»: Девушки, снявшиеся в жанре ню

«В стране девочки взрослеют, зажатые уятом»: Девушки, снявшиеся в жанре ню

Материал 18+

«В Алматы люди любят выпендриться, а здесь становятся спокойнее»: Казахстанцы в России

«В Алматы люди любят выпендриться, а здесь становятся спокойнее»: Казахстанцы в России

«В Алматы люди любят выпендриться, а здесь становятся спокойнее»: Казахстанцы в России

«В Алматы люди любят выпендриться, а здесь становятся спокойнее»: Казахстанцы в России

О чистоте улиц, толерантности и бумажной волоките

Астроном, сурдопедагог и другие студенты редких специальностей

Астроном, сурдопедагог и другие студенты редких специальностей

Астроном, сурдопедагог и другие студенты редких специальностей

Астроном, сурдопедагог и другие студенты редких специальностей

О том, каково учиться не на экономиста или юриста

Как стать моделью для взрослых, пресс-секретарем министра и токал

Как стать моделью для взрослых, пресс-секретарем министра и токал

8 захватывающих историй о том, как на самом деле все устроено

Коренные алматинцы: «Любимый город нас душит»

Коренные алматинцы: «Любимый город нас душит»

Коренные алматинцы: «Любимый город нас душит»

Коренные алматинцы: «Любимый город нас душит»

Жители Алматы — о смоге, горах и приезжих

Оператор Алехандро Чавес – о кино, советской архитектуре, алматинском креакле и Викторе Цое

Оператор Алехандро Чавес – о кино, советской архитектуре, алматинском креакле и Викторе Цое

Узнали у мексиканского оператора, почему он остался в Казахстане

Сотрудники «Большой четверки»

Сотрудники «Большой четверки»

Сотрудники «Большой четверки»

Сотрудники «Большой четверки»

Работники международных консалтинговых компаний — о неоплачиваемых овертаймах, сне в туалете, ранней седине и проблемах с зарплатой

Эпилептолог Сергей Савинов — о первой помощи, баксы и наследственности

Эпилептолог Сергей Савинов — о первой помощи, баксы и наследственности

Эпилептолог Сергей Савинов — о первой помощи, баксы и наследственности

Эпилептолог Сергей Савинов — о первой помощи, баксы и наследственности

Как понять, что вы в группе риска

«Эта субкультура похожа на кровавый спорт»: Казахстанские MC о баттлах

«Эта субкультура похожа на кровавый спорт»: Казахстанские MC о баттлах

«Эта субкультура похожа на кровавый спорт»: Казахстанские MC о баттлах

«Эта субкультура похожа на кровавый спорт»: Казахстанские MC о баттлах

Tanir, Ice Дым, Тима ГВРН и Стани Марк — об оппонентах, российском Versus и даблраймах в айтысе

Работник барахолки

Работник барахолки

Работник барахолки

Работник барахолки

О рэкетирах, аферах на границе и негласных правилах алматинских торговых джунглей

Как я получил грин-карту

Как я получил грин-карту

Казахстанцы, выигравшие грин-карту, — о миграционной полиции, американских лэндлордах и удаче

Рубрики