Наш генеральный директор Айсана Ашим написала колонку об открытии года молодежи, вопросах Дудя и будущем.

23 января в Астане прошло официальное открытие года молодежи, на котором Нурсултан Назарбаев встретился с представителями молодого поколения. Среди них — спортсмены, предприниматели, ученые, выпускники программы «Болашак», победители конкурса «100 новых лиц», блогеры и вайнеры. Из последних были представители Yuframe (3,4 миллиона подписчиков), JokeAsses (1 миллион), Nagimuwaa (695 тысяч). На организацию однодневного мероприятия чиновники потратили 223 миллиона тенге.

Перед президентом выступили молодые люди: рассказали о своих стартапах и планах, озвучили, какую поддержку хотят получить от государства. Одним из спикеров была Айсулу Ернизова из «Лиги волонтеров». Лига получила широкую известность за то, что в ноябре 2018 года заявила о сборе 100 тысяч подписей в поддержку строительства курорта Кок-Жайляу. В этот же день, 23 января, в Алматы началось разбирательство по существу иска к ОФ «Лига волонтеров». Акимат потребовал больше 1 миллиона тенге с недобросовестного участника госзакупок. О чем это? Фонд в марте 2018 года получил госзаказ на проект «Жас отбасы». Лига должна была провести ряд мероприятий по «формированию образа молодой семьи, поддержанию осознанного родительства, пропаганде традиционных семейных ценностей».

Но вернемся к нашему беззаботному мероприятию. Первым среди молодежи выступал участник Yuframe Расул, который предложил создать проект под условным названием «Министерство Маркетинга». Миссия «Министерства» — ребрендинг Казахстана на мировой арене. Несмотря на то что были и другие выступающие — мастер спорта по джиу-джитсу, робототехник, девочка-беркутчи, металлург и прочие — казнет запомнил только Расула и его неоднозначное предложение. В соцсетях на вайнеров обрушилась и критика, и похвала.

Через два дня Расул дал интервью, где пояснил, что его слова вырвали из контекста и на деле это не настоящее министерство, а личная инициатива группы человек — молодых, активных, амбициозных. «Мы сторонимся политики, мы не политики, мы не хотим быть рычагом давления политиков. Но мы за то, чтобы доносить правильные месседжи от государства типа материнства, создание семейных ценностей и т.д».

Что же не так с «Министерством Маркетинга»? Идея несостоятельна не только потому, что брататься с государством — так себе идея (могут отобрать все привилегии и в суд подать, как вы узнали выше). А потому что в нашей стране нет проблем с ребрендингом, говоря прямо — его достаточно. Государство слишком волнуется о том, как оно выглядит со стороны: ЭКСПО, Универсиада тому примеры. Но почему-то в мире нас знают не по ним, а по квартире во Франции за 65 миллионов евро, по убийству олимпийского чемпиона, по арестам на митингах.

Внутренним же «ребрендингом» у нас давно и успешно занимается пресса. Госзаказ получают не только госсми, но и частные, и даже лайфстайл-издания. Они сеют пропаганду, а главное — замалчивают то, что требует государство. Только в 2018 году информационная политика обошлась нам, налогоплательщикам, в 47,1 миллиард тенге. Чем же они занимаются? Нагревают воду. Помните ту историю с лягушками? Если их закинуть сразу в кипяток, они выпрыгнут, но если нагревать воду постепенно, то они сварятся. Так и нас, народ Казахстана, варят потихоньку.

Нет смысла малевать гнилое яблоко. Для блага в стране, для того чтобы о нас заговорили в позитивном ключе, нужны реформы в судебной системе, образовании, медицине, полиции и так далее. Реформы, основанные на глубинном анализе и системном подходе, а не на позитиве, юношеском максимализме и лозунгах.

«Оказавшись перед президентом, что вы ему скажете?». Если бы у нашей редакции, как у молодых казахстанцев на том мероприятии, была возможность ответить на этот сакраментальный вопрос журналиста Юрия Дудя, то мы бы спросили:

● Когда в Казахстане будет сменяемая власть?

● Будет ли дальнейшее расследование по убийству Дениса Тена?

● Будет ли проведено полное расследование по делу Жанаозена?

● Когда средняя зарплата семьи будет в действительности равняться 500 тысячам тенге?

● Что станет с 2 миллионами этнических казахов, которые находятся в лагерях политического воспитания в Китае?

● Когда тенге станет стабильной валютой?

● Когда в стране будут честные суды?

● Когда будет искоренена коррупция?

● Когда наша экономика перестанет зависеть от природных ресурсов?

● Как и когда решится проблема со смогом в Алматы и Астане?

● Когда в стране перестанут блокировать интернет?

И еще сотни вопросов, которые накопились не только у нас, а у тысяч граждан. И это не борьба с ветряными мельницами, а реальный Казахстан. Там, за пределами смартфона.

Но я понимаю этих ребят. Хочется верить, что папа большой и сильный, он заботится о нас, он нас спасет. Другого же не знали. Хочется забить на все препоны и поверить. Особенно когда папа признает тебя и одобрительно хлопает по плечу, ну или делает вид. Хочется жить в богатой безопасной красивой стране.

Но для этого нужно посмотреть правде в глаза. Создать не министерство маркетинга, а министерство правды, хотя бы в своей голове.

Спорить друг с другом — бессмысленно. Национальная идея — это не «Рухани жаңғыру», не указка сверху. Национальная идея — это мы. Наши помыслы, цели, действия. Потому что мы, а не эти чиновники в костюмах, через 20-30 лет останемся на обломках этого государства. Ведь если продолжать в таком ключе, то наши потомки явно не увидят празднеств за 600 тысяч долларов. Знайте: когда мы станем агашками и апашками, нефть закончится. Нынешние чиновники уйдут, им все равно. Что будем делать, родные? Землю продавать?

Вчера я смотрела выступление 16-летней активистки на Всемирном Экономическом форуме в Давосе. Возьму некоторые ее слова, потому что тут они как нигде уместны.

«Наш дом в огне. Власть говорит, что верит в нас, в молодежь. Но мне не нужна ваша вера. Мне нужна ваша паника. А затем действия». Не используйте детей в пропаганде. Займитесь своей работой: приведите страну в порядок, устраните тот хаос, что вы натворили за 27 лет. У вас на это есть все ресурсы, а главное — полномочия.

Ребята, давайте договоримся. Пусть они думают, что мы повелись. Мы же думающие, мы молодые, мы другие. Нас не сварить. Вот и все.

Подписывайтесь на наш Instagram