Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location
«Меня не защитила система»: Алматинцы о неэффективной работе полиции

«Меня не защитила система»: Алматинцы о неэффективной работе полиции

И одна история человека, обошедшего систему

Я живу с миастенией

Я живу с миастенией

Я живу с миастенией

Я живу с миастенией

И не стесняюсь инвалидности

«У меня привилегия: я имею два дома»: Дети дипломатов — о переездах, проблемах и родине

«У меня привилегия: я имею два дома»: Дети дипломатов — о переездах, проблемах и родине

«Но я часто чувствую себя чужой в обеих странах»

Спасать и сохранять: Как работает детская SOS-деревня в Алматы

Спасать и сохранять: Как работает детская SOS-деревня в Алматы

Поговорили с директором о проблемах, социализации и помощи

«Я открыл школу для детей мигрантов в Москве»: Максатбек Абдуназар — о сложностях и помощи детям

«Я открыл школу для детей мигрантов в Москве»: Максатбек Абдуназар — о сложностях и помощи детям

Как парень из Кыргызстана создал образовательный клуб для 350 детей

Стоит ли переводить ребенка на домашнее обучение?

Стоит ли переводить ребенка на домашнее обучение?

Стоит ли переводить ребенка на домашнее обучение?

Стоит ли переводить ребенка на домашнее обучение?

Поговорили с хоумскулерами о зоне комфорта, самообразовании и навыках общения с людьми

Я четыре года занимался финансовыми махинациями в Казахстане

Я четыре года занимался финансовыми махинациями в Казахстане

Я четыре года занимался финансовыми махинациями в Казахстане

Я четыре года занимался финансовыми махинациями в Казахстане

«Все началось с сообщения Вконтакте»

«У меня 35 собак и 9 кошек»: Алматинка Алма Омарова — о приюте и любви к животным

«У меня 35 собак и 9 кошек»: Алматинка Алма Омарова — о приюте и любви к животным

«За пять лет я укомплектовала собаками всех друзей, раздала около 150 четвероногих»

«Я переплыл Гибралтар»: История казахстанского юриста Ержана Есимханова

«Я переплыл Гибралтар»: История казахстанского юриста Ержана Есимханова

О плавании, проблемах со здоровьем, Ocean’s Seven и открытой воде

Как дети в Казахстане попадают в рабство?

Как дети в Казахстане попадают в рабство?

Как дети в Казахстане попадают в рабство?

Как дети в Казахстане попадают в рабство?

Поговорили с руководителем кризисного центра

Кровью и потом: Казахстанцы в ММА

Кровью и потом: Казахстанцы в ММА

О кумысе, тренировках и травмах

Глеб Пономарев — о том, как научиться играть на домбре и выучить казахский язык

Глеб Пономарев — о том, как научиться играть на домбре и выучить казахский язык

«Я просто взял ее в руки и начал играть»

Блогер Джефф Миллер — о том, как можно путешествовать и получать за это деньги

Блогер Джефф Миллер — о том, как можно путешествовать и получать за это деньги

Человек, который живет мечтой миллионов

Я живу с рассеянным склерозом

Я живу с рассеянным склерозом

И мог бы стать инвалидом

«Мы не дуры и не слабые, а всего-навсего лишены поддержки»: Женщины о послеродовой депрессии

«Мы не дуры и не слабые, а всего-навсего лишены поддержки»: Женщины о послеродовой депрессии

«Мы не дуры и не слабые, а всего-навсего лишены поддержки»: Женщины о послеродовой депрессии

«Мы не дуры и не слабые, а всего-навсего лишены поддержки»: Женщины о послеродовой депрессии

«В голову лезли страшные мысли, хотелось взять подушку и накрыть его, а потом сотворить что-то и с собой»

«Знакомый как-то нашел прослушку в салфетнице в кафе»: Житель Туркменистана — о запретах и мифах

«Знакомый как-то нашел прослушку в салфетнице в кафе»: Житель Туркменистана — о запретах и мифах

Поговорили с жителем Ашхабада

Казахстанки в США, Англии, Австралии — о родах за рубежом

Казахстанки в США, Англии, Австралии — о родах за рубежом

«На ножку малыша цепляют датчик, который реагирует, если ребенка выносят из больницы»

Рубрики