Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location
Я была наблюдателем на выборах в 2005 году

Я была наблюдателем на выборах в 2005 году

Спойлер: ничего не изменилось

Я живу с муковисцидозом

Я живу с муковисцидозом

Средний возраст взрослого пациента — 22 года, доживших до совершеннолетия в Казахстане — 13 человек

Я был наблюдателем на выборах

Я был наблюдателем на выборах

Поговорили с наблюдателями из Алматы и консульства в Москве

Я учусь в МФТИ

Я учусь в МФТИ

Рассказывают студенты из Казахстана

Люди, пережившие клиническую смерть

Люди, пережившие клиническую смерть

Четыре истории казахстанок, которые побывали между жизнью и биологической смертью

Я живу с волчанкой

Я живу с волчанкой

«Будущего супруга отпустила со словами, что это конец и нет смысла строить общих планов»

«Я работаю в Cirque Du Soleil»: Казахстанец о том, как попасть в лучший цирк мира

«Я работаю в Cirque Du Soleil»: Казахстанец о том, как попасть в лучший цирк мира

Рафаэль Фатхельянов о работе в популярном цирке, буднях и репетициях

«Я единственная девушка на буровой установке»‎: 25-летняя Мария Макарова о работе полевым инженером

«Я единственная девушка на буровой установке»‎: 25-летняя Мария Макарова о работе полевым инженером

Казахстанка о том, как тяга к знаниям привела к работе, которую принято считать сугубо мужской

Я учился в КТЛ

Я учился в КТЛ

«К выпускникам КТЛ-а за пределами лицея всегда были завышенные ожидания, от чего мы чувствовали себя суперменами»

Как живут казахстанцы с диабетом, ОКР, миастенией, биполярным и пограничным расстройством

Как живут казахстанцы с диабетом, ОКР, миастенией, биполярным и пограничным расстройством

Восемь историй о боли, эмпатии и принятии

Я делал иллюстрации на листьях для Nickelodeon

Я делал иллюстрации на листьях для Nickelodeon

Поговорили с казахстанцем о рисунках на яблоках, шоколаде и работе для известного телеканала

Я живу с нейрофиброматозом

Я живу с нейрофиброматозом

История женщины с редкой мутацией

Я живу с синестезией

Я живу с синестезией

Я живу с синестезией

Я живу с синестезией

«Слово "снег" для других ассоциативно белое или голубое, а для меня в этом слове "с" голубая, "н-е" темно-морковного цвета и "г" зеленого»

Фотограф Гордей Трищенков из Уральска: «Клиентка сказала: "Нужно было предупредить, что вы инвалид"»

Фотограф Гордей Трищенков из Уральска: «Клиентка сказала: "Нужно было предупредить, что вы инвалид"»

Об инвалидности, немецких протезах, семье и пандусах в Уральске

Я живу с сахарным диабетом

Я живу с сахарным диабетом

«Каждый день — будто ходишь по канату»

«Я бабушка и криптоконсультант»: История 57-летней Клары Акмурадовой

«Я бабушка и криптоконсультант»: История 57-летней Клары Акмурадовой

Поговорили с женщиной, которая занимается криптовалютой, ведет ютуб-канал и занимается благоустройством микрорайона Карасу

Незрячий алматинец — о том, как заниматься кроссфитом, учиться на MBA и вести свой бизнес

Незрячий алматинец — о том, как заниматься кроссфитом, учиться на MBA и вести свой бизнес

«Все относятся ко мне, как к равному, что радует»

«Я работаю шеф-поваром в Исландии»: История 23-летнего Мухтара Косбаева

«Я работаю шеф-поваром в Исландии»: История 23-летнего Мухтара Косбаева

«Однажды у нас на ужине побывали король и королева Швеции с толпой охраны»

Я живу с пограничным расстройством

Я живу с пограничным расстройством

Рассказ девушки, которой два раза ставили неверный диагноз

Я живу с псориазом

Я живу с псориазом

Анонимная история о том, как получить некачественное лечение, уехать в большой город и наконец полюбить свое тело

«Они готовы убить за хлеб»: Военный журналист Назгуль Кенжетай — о работе на границе Сирии

«Они готовы убить за хлеб»: Военный журналист Назгуль Кенжетай — о работе на границе Сирии

«В первую же ночь местные дети украли у меня еду и деньги, а фотоаппарат не тронули»

Я семь лет был хакером

Я семь лет был хакером

Я семь лет был хакером

Я семь лет был хакером

«Если налоговая скажет, что пора показывать свои дивиденды, возможно, удивлю многих, кто находится в списке Forbes»

«Я снимаю тюленей на берегу Каспия»: История казахстанки Асель Баймукановой

«Я снимаю тюленей на берегу Каспия»: История казахстанки Асель Баймукановой

«Я снимаю тюленей на берегу Каспия»: История казахстанки Асель Баймукановой

«Я снимаю тюленей на берегу Каспия»: История казахстанки Асель Баймукановой

Часами неподвижно лежать на берегу Каспия, лечиться от простуды водкой с перцем, пережить шторм в лодке — все, чтобы снимать фильмы о еди...

«Меня не защитила система»: Алматинцы о неэффективной работе полиции

«Меня не защитила система»: Алматинцы о неэффективной работе полиции

И одна история человека, обошедшего систему

Я живу с миастенией

Я живу с миастенией

Я живу с миастенией

Я живу с миастенией

И не стесняюсь инвалидности

«У меня привилегия: я имею два дома»: Дети дипломатов — о переездах, проблемах и родине

«У меня привилегия: я имею два дома»: Дети дипломатов — о переездах, проблемах и родине

«Но я часто чувствую себя чужой в обеих странах»

Я четыре года занимался финансовыми махинациями в Казахстане

Я четыре года занимался финансовыми махинациями в Казахстане

Я четыре года занимался финансовыми махинациями в Казахстане

Я четыре года занимался финансовыми махинациями в Казахстане

«Все началось с сообщения Вконтакте»

«У меня 35 собак и 9 кошек»: Алматинка Алма Омарова — о приюте и любви к животным

«У меня 35 собак и 9 кошек»: Алматинка Алма Омарова — о приюте и любви к животным

«За пять лет я укомплектовала собаками всех друзей, раздала около 150 четвероногих»

«Я переплыл Гибралтар»: История казахстанского юриста Ержана Есимханова

«Я переплыл Гибралтар»: История казахстанского юриста Ержана Есимханова

О плавании, проблемах со здоровьем, Ocean’s Seven и открытой воде

Кровью и потом: Казахстанцы в ММА

Кровью и потом: Казахстанцы в ММА

О кумысе, тренировках и травмах

Рубрики