Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location
«Я открыл школу для детей мигрантов в Москве»: Максатбек Абдуназар — о сложностях и помощи детям

«Я открыл школу для детей мигрантов в Москве»: Максатбек Абдуназар — о сложностях и помощи детям

Как парень из Кыргызстана создал образовательный клуб для 350 детей

Я четыре года занимался финансовыми махинациями в Казахстане

Я четыре года занимался финансовыми махинациями в Казахстане

Я четыре года занимался финансовыми махинациями в Казахстане

Я четыре года занимался финансовыми махинациями в Казахстане

«Все началось с сообщения Вконтакте»

«У меня 35 собак и 9 кошек»: Алматинка Алма Омарова — о приюте и любви к животным

«У меня 35 собак и 9 кошек»: Алматинка Алма Омарова — о приюте и любви к животным

«За пять лет я укомплектовала собаками всех друзей, раздала около 150 четвероногих»

«Я переплыл Гибралтар»: История казахстанского юриста Ержана Есимханова

«Я переплыл Гибралтар»: История казахстанского юриста Ержана Есимханова

О плавании, проблемах со здоровьем, Ocean’s Seven и открытой воде

Кровью и потом: Казахстанцы в ММА

Кровью и потом: Казахстанцы в ММА

О кумысе, тренировках и травмах

Как дети в Казахстане попадают в рабство?

Как дети в Казахстане попадают в рабство?

Как дети в Казахстане попадают в рабство?

Как дети в Казахстане попадают в рабство?

Поговорили с руководителем кризисного центра

Глеб Пономарев — о том, как научиться играть на домбре и выучить казахский язык

Глеб Пономарев — о том, как научиться играть на домбре и выучить казахский язык

«Я просто взял ее в руки и начал играть»

Блогер Джефф Миллер — о том, как можно путешествовать и получать за это деньги

Блогер Джефф Миллер — о том, как можно путешествовать и получать за это деньги

Человек, который живет мечтой миллионов

«Мы не дуры и не слабые, а всего-навсего лишены поддержки»: Женщины о послеродовой депрессии

«Мы не дуры и не слабые, а всего-навсего лишены поддержки»: Женщины о послеродовой депрессии

«Мы не дуры и не слабые, а всего-навсего лишены поддержки»: Женщины о послеродовой депрессии

«Мы не дуры и не слабые, а всего-навсего лишены поддержки»: Женщины о послеродовой депрессии

«В голову лезли страшные мысли, хотелось взять подушку и накрыть его, а потом сотворить что-то и с собой»

Я живу с рассеянным склерозом

Я живу с рассеянным склерозом

И мог бы стать инвалидом

«Знакомый как-то нашел прослушку в салфетнице в кафе»: Житель Туркменистана — о запретах и мифах

«Знакомый как-то нашел прослушку в салфетнице в кафе»: Житель Туркменистана — о запретах и мифах

Поговорили с жителем Ашхабада

Я чуть не умерла от менингита

Я чуть не умерла от менингита

Я чуть не умерла от менингита

Я чуть не умерла от менингита

На пятый день сказала: «Пока, мама, кажется, я ухожу»

Казахстанки в США, Англии, Австралии — о родах за рубежом

Казахстанки в США, Англии, Австралии — о родах за рубежом

«На ножку малыша цепляют датчик, который реагирует, если ребенка выносят из больницы»

Я всю жизнь занимаюсь поиском пропавших солдат

Я всю жизнь занимаюсь поиском пропавших солдат

История журналистки, которая посвятила поиску солдат 50 лет

«В Мекке душа успокаивается»: Казахстанцы о хадже

«В Мекке душа успокаивается»: Казахстанцы о хадже

«В Мекке душа успокаивается»: Казахстанцы о хадже

«В Мекке душа успокаивается»: Казахстанцы о хадже

Ночь под открытым небом, медитации, давка и загрязнение святынь

Вне капитолия: История журналиста, который посетил 22 поселка возле Астаны

Вне капитолия: История журналиста, который посетил 22 поселка возле Астаны

И увидел, как люди выживают без электричества, борются с потопами и больше не верят властям

«Я работаю в Wargaming»: История казахстанки в Беларуси

«Я работаю в Wargaming»: История казахстанки в Беларуси

О стадионе для корпоратива, танках и Минске

Рубрики