4 октября этого года этнической казашке из Китая ― Сайрагуль Сауытбай ― отказали в предоставлении статуса беженки. Ее история началась с незаконного пересечения казахстанско-китайской границы весной 2018.

Почему она это сделала? В течение нескольких лет Сайрагуль Сауытбай не могла выезжать за пределы Китая: ей запретили местные власти. Причина: по показаниям этнической казашки, она работала в лагере политического перевоспитания и владела информацией, которая относилась к государственным секретам. По ее словам, только в этом лагере находилось около 2 500 этнических казахов.

Муж и двое несовершеннолетних детей Сайрагуль уже некоторое время находились в Казахстане, и женщина хотела воссоединиться с семьей. В апреле этого года она решилась вернуться на родину и незаконно пересекла казахстанско-китайскую границу.

Сайрагуль рассказала, что готова на любое наказание на родине, ведь в Китае ее могут казнить. Исход истории Сайрагуль поставит точку в главном вопросе не только для женщины, но и для всех жителей Казахстана: можно ли надеяться на защиту государства, когда в соседней стране тысячи казахов, уйгуров и других национальных меньшинств терпят пытки и пропадают в «лагерях перевоспитания»?


В дом мужа Сайрагуль в селе Байдибек би Енбекшиказахского района Алматинской области пришли сотрудники КНБ. По словам Сауытбай, без заполнения нужных при задержании документов они арестовали ее и отвезли в частный дом. Женщину в течение нескольких часов допрашивали без присутствия адвоката. Во время допроса ее грозились вернуть в Китай, мужа лишить казахстанского гражданства, а детей забрать в детский дом. На следующую ночь Сайрагуль перевезли в следственный изолятор Талдыкоргана.

Дата, которая считается официальным днем задержания. В этот же день было заведено уголовное дело по части 1 статьи 392 Уголовного кодекса — «Умышленное незаконное пересечение государственной границы Республики Казахстан». Наказанием является штраф в размере до одной тысячи месячных расчетных показателей либо лишение свободы на срок до одного года, с выдворением за пределы Республики Казахстан сроком на пять лет.

25 мая Муж Сайрагуль, Уали Ислам, выступил на пресс-конференции с просьбой не выдавать Сауытбай Китаю.

В Панфиловском районном суде в Жаркенте стартовало заседание по делу Сайрагуль. Судьей выступала Динара Куйкабаева, прокурором — Арзыгуль Имярова, а адвокатом — Абзал Куспан. Процесс начался на русском, однако по причине того, что Сайрагуль не знала языка, она попросила продолжить заседание на казахском. Суд удовлетворил просьбу и назначил слушания на 13 июля.

Продолжился процесс по делу Сайрагуль, во время которого она рассказала о тысячах этнических казахов, уйгуров и других мусульман, находящихся в лагерях политического перевоспитания на северо-западе Китая. Сауытбай не отрицала, что незаконно перешла границу, но сделала это, чтобы находиться рядом с семьей.

Представитель государственного департамента США Лаура Стоун весной 2018 года заявила о том, что, по американским данным, в Китае задержаны «десятки тысяч» уйгуров и других мусульманских меньшинств. Всех задержанных отправляют в «лагеря политического перевоспитания» на северо-западе Китая.

Гэй МакДугалл, член Комитета ООН по ликвидации расовой дискриминации, считает Синьцзян территорией, «напоминающей один гигантский концентрационный лагерь». По ее предположениям, в подобных центрах заключены два миллиона человек. Генеральный секретарь «Всемирного уйгурского конгресса» Долкун Айса предполагает, что количество задержанных может достигать трех миллионов.

По заявлению Адриана Зенца, исследователя из Европейской школы культуры и теологии, на создание подобных лагерей за полтора года было потрачено около 680 миллионов юаней (108 миллионов долларов). Исследователь сообщает, что территории для постройки лагерей выделяются по всему Синьцзяню.

Власти Китая опубликовали документ о борьбе с экстремизмом в регионе Синьцзян, в котором подтвердили существование лагерей перевоспитания. По словам китайских чиновников, задержанные проходят через консультации психологов и идеологическое образование. Но правозащитники уверены, что живущих там людей принуждают отказываться от своей веры и применяют к ним пытки.

Генеральный консул КНР в Алматы Чжан Вэй в интервью газете «Время» рассказал, что Сауытбай бежала в Казахстан из-за кредита и что в Китае за незаконное пересечение границы казнь не применяется, а права казахов, дунган и уйгуров не нарушаются.

Сайрагуль сказала, что готова к любому наказанию в Казахстане, главное, чтобы ее не депортировали в Китай, так как после данных в суде показаний, ее могут подвергнуть пыткам или приговорить к смертной казни. Прокурор отклонила предложение о процессуальном соглашении. Следующее заседание назначили на 1 августа 2018 года.

Онлайн-журнал международных новостей The Diplomat опубликовал статью, в которой отметил сложное положение властей Казахстана в сложившейся ситуации и закончил материал вопросом «Предпочтет ли Казахстан Китай казахам?»

Неправительственная организация, осуществляющая мониторинг, расследование и документирование нарушений прав человека, Human Rights Watch опубликовала заявление, в котором просила Казахстан не выдавать Сайрагуль Китаю. За прошедшее десятилетие члены организации неоднократно документировали случаи, когда уйгуры, которых возвращали в Китай, исчезали. Также организация заявила, что этническая казашка — одна из немногих, кто публично рассказал о лагерях в Синьцзяне.

Прокурор Арзыгуль Имярова попросила шесть месяцев условно по причине наличия у Сайрагуль несовершеннолетних детей и отсутствия отягчающих обстоятельств и засчитать время, проведенное Сауытбай в изоляторе. Панфиловский районный суд Жаркента вынес приговор по делу этнической казашки: пробационный контроль сроком на шесть месяцев, отмена депортации и освобождение из-под стражи. Этническая казашка останется в Казахстане для отбывания уголовного наказания.

Онлайн-газета в Великобритании The Guardian выпустила статью об освобождении Сайрагуль Сауытбай и закончили ее словами исследователя Human Rights Watch — Майи Ванг: «Случай показывает, что власти Казахстана могут противостоять Китаю, несмотря на тесные экономические связи. Надеемся, что другие государства найдут мужество сделать то же самое в связи с усилением репрессий в Синьцзяне».

Политолог Марат Шибутов описал четыре варианта дальнейшего развития отношений между Казахстаном и Китаем.

Первый — Китай отзовет все претензии, и дело будет закрыто. Второй — Китай ужесточит условия и законодательство для казахов в Синьцзяне. Третий — в дополнение к мерам из второго варианта Китай также может применить неофициальные экономические санкции против Казахстана. Четвертый включает в себя второй и третий, а также ограничение торговли и прекращение инвестиций.

По мнению автора, учитывая особенности политики Китая, вероятность развития событий

по сценарию №1 — 55 %

по сценарию №2 — 75 %

по сценарию №3 — 30 %

по сценарию №4 — 10 %.

Журналист и главный редактор Holanews Гульнар Бажкенова, активно освещавшая дело Сайрагуль Сауытбай, написала, что половина кредита, о которой заявляла китайская сторона, была погашена, а вторую часть семья собиралась закрыть после продажи дома, дачи и машины в Китае, однако им не позволили это сделать.

Глава МИД РК заявил, что около 700 этнических казахов не имеют права выезжать из Китая.

The Washington Post сделали обширный материал о Сайрагуль и о том, что происходит в центрах перевоспитания. По рассказам прибывших из Китая, в этих лагерях мусульманские меньшинства проводят свои дни, исполняя такие пропагандистские песни, как «Без коммунистической партии не будет нового Китая», а ночи — в переполненных камерах. Орынбек Коксебек рассказал, что однажды его бросили в глубокий колодец и поливали ледяной водой.

В гостинице «Уют» в Алматы прошла пресс-конференция, на которой около 30 представителей казахских семей заявили, что их родные безосновательно находятся в заключении Китая.

Комиссия, в состав которой вошли представители МИД, МВД и других казахстанских государственных органов, приняла решение не предоставлять Сайрагуль статус беженки. В протоколе говорится, что «преследование Сайрагуль Сауытбай в Китайской Народной Республике по политическим, религиозным, национальным и другим причинам не доказано».

Адвокат Абзал Куспан заявил, что результат не стал для него неожиданным. Он написал письмо в ведомство ООН по делам беженцев и собирается отправить еще одно в Комитет ООН против пыток.

The New York Times написали о том, что Казахстан отказал Сайрагуль Сауытбай в предоставлении политического убежища. По словам адвоката, она может остаться в стране, по крайней мере, до конца месяца в качестве просителя убежища и пока жалоба на первоначальный отказ находится на рассмотрении.

«Радио Азаттык» выпустили материал с комментариями юристов по сложившейся ситуации. По словам юриста Казахстанского бюро по правам человека Гульмиры Куатбековой, в 1998 году Казахстан подписал Конвенцию ООН «О статусе беженцев», поэтому, не предоставляя этнической казашке политическое убежище, власти нарушают и национальный закон, и международную конвенцию.

В этой хронологии история лишь одной женщины. Судьбы тысячи других людей, которые оказались пленниками чужого режима, неизвестны.

Первая статья Конституции РК гласит: «Республика Казахстан утверждает себя демократическим, светским, правовым и социальным государством, высшими ценностями которого являются человек, его жизнь, права и свободы».


Фотографии: обложка, 1 - nur.kz, 2,4 - informburo.kz, 3 - rus.azattyq.org, 5 - informburo.kz