9 июня в Казахстане прошли президентские выборы — первые без Назарбаева в кандидатах. Следить за соблюдением закона во время голосования зарегистрировались около тысячи наблюдателей, в числе которых представители разных стран и международных организаций. Однако в масштабах страны, их все равно не хватило для покрытия всех избирательных участков, которых по стране почти десять тысяч.

Несмотря на заявления о выборах без нарушений, в ОБСЕ подчеркнули, что госслужащие и студенты часто жаловались на принуждение голосовать за Токаева. Прокуратура заявила, что зарегистрировала только 19 нарушений.

Наблюдателей внутри Казахстана готовили несколько организаций: «Еркіндік Қанаты», молодежная сеть NEXT, «Лига молодых избирателей» от МИСК. Участники последней следили за проведением выборов на 82 участках по стране и по состоянию только на 13:00 выявили около десяти нарушений. Полный отчет о нарушениях еще готовится.


Мы поговорили с наблюдателями, чтобы узнать, как проходили выборы на их участках.

Кирилл Каргаполов

Редактор The Village Казахстан, Алматы, 253 и 257 участки


Выбрал самые горячие точки — общежитие и университет. Пару месяцев назад я уже делал материал, в котором разбирался, как студентов заставляют идти на выборы и голосовать за того, кого скажут. Поэтому знал — здесь нарушений, наверняка, будет много.

Сначала пошел в общежитие. На этот участок приходили как районные жители, так и студенты. К девяти утра проголосовавших было чуть менее 50. Лидировали пенсионеры — приходили парами, с дочерьми и сыновьями, внуками и внучками. Многие жаловались на то, что никак не были проинформированы о своем избирательном участке. У некоторых возникали проблемы — не получили открепительные талоны и в итоге, так и не смогли проголосовать. «Я — гражданка Казахстана и не могу выполнить свой долг?», — ушла недовольной одна из избирательниц.

Как у наблюдателя, у меня не было особых проблем — передвигался в помещении для голосования без ограничений. Председатель комиссии предлагал присесть, но не требовал. К наблюдателям члены комиссии здесь относились более менее нейтрально, хотя пристальные взгляды на себе периодически ловил. Возможно, если бы другие наблюдатели были активнее, комиссия нервничала сильнее. А так, в руках наблюдателя от Nur Otan не было ни ручки, ни блокнота, представители ОБСЕ и вовсе не задержались более, чем на полчаса. Только наблюдатель от штаба Косанова вел записи в своем блокноте, и то не вставая со стула.

К обеду стали поступать сообщения, что на соседнем участке наблюдателям запрещают перемещаться в помещении для голосования, а председатель оттолкнул одну из наблюдательниц. Решил покинуть зону комфорта и отправился в Satbaev University. Когда зашел, председателя не было и наблюдатели чувствовали себя спокойнее. Зарегистрировался, начал наблюдать за урной. В это время вернулся председатель, которому такая близость с главным объектом участка не понравилась. Он пытался отодвинуть меня, просил вернуться за ленту, которой была отделена зона для наблюдателей (это, кстати, незаконно), но, видимо, позже ему надоело.

Я обошел столы со списками избирателей, чтобы зафиксировать возможные нарушения. Член комиссии попытался доказать, что ходить здесь я не могу и, вообще, мешаю. На следующие полчаса я занял его чтением статьи 20.1 Закона о выборах — в ней указаны права наблюдателя. Были и другие обращения к наблюдателям. Пожилой мужчина, один из членов комиссии, встал из-за стола и пошел на противоположную сторону к наблюдательнице. Сказал, что она мешает и ему тесно. На вопрос каким образом, ответил — визуально. В целом же, на этом спорные действия членов комиссии заканчиваются.

Я заметил, что большинство избирателей находились в кабинке слишком долго. При мне студентка бросила бюллетень, но вспомнила, что не сфотографировала для эдвайзера. Так она сказала комиссии, после чего они попросили ее покинуть участок. Кстати, практически все студенты выходили с телефоном в одной руке и бюллетенем в другой.

Вечером избиратели почти не приходили, стало спокойно. В восемь часов вечера участок закрыли, комиссия начала считать неиспользованные бюллетени. Их оказалось 1 343. То есть, всего на участке проголосовало 945 избирателей. Явка составила 41 %. После этого начался подсчет голосов, отданных кандидатам.

На столе вырастали стопки каждого из кандидатов, Косанов лидировал: 825 голосов против 88 у Касым-Жомарта Токаева. Мне дали заверенную копию протокола, после чего я ушел.


Малика Молдаханова

Маркетолог, Алматы, 108 участок


Всего за день выборов я посетила пять участков. Много где со стороны избирателей были жалобы на отсутствие пригласительных для избирателей — люди не знали в какой участок нужно идти. Например, в одной школе могло быть несколько избирательных участков.

Я как раз зарегистрировалась на такие. Когда зашла в один и спросила текущую явку, было 600 человек. На полтора часа отошла в соседний участок, а когда вернулась, оказалось, что проголосовало 300 человек. Объективно, это было невозможно — такого количества избирателей мимо меня не проходило.

На другом участке три часа отказывали предоставлять данные явки. Пока не показала закон, комиссия ничего не делала. В итоге начали считать, пересчитывать, несколько раз сбились. Из 2 300 избирателей пришло 1 700. Но я видела на других участках урны, заполненные на 600 бюллетеней, и эта не наполнилась даже до такого уровня. Потом я отошла на пять минут, вернулась и увидела внутри урны бюллетени, вброшенные пачкой.

Самая жесть, конечно, начинается на подсчете голосов. На подсчет выбрала 15 школу, 108 участок. Наблюдателей там старались посадить подальше от столов подсчета. Все в комиссии злились и нервничали. Несколько раз председатель кому-то звонила и покидала помещение для голосования. Уходила в какую-то комнатушку, где сидело три человека в форме, один парень, который представился учителем по физкультуре и еще парень, по его словам, охранник. Они часто выходили из этой комнатушки, следили, фотографировали меня.

Было видно, что всех очень напрягают мои просьбы соблюдать закон. После того как бюллетени посчитали и разложили по пачкам, председатель лично села и пересчитала каждую пачку. На вопрос об итогах голосования ответила: «Увидите в протоколе». Согласно закону, она должна была их объявить по окончании процесса подсчета (Закон «О выборах в Республике Казахстан», глава 8, статья 43 — Прим. ред.).

Зачитала вслух пункты закона, но председатель была непреклонна, поэтому я составила акт о нарушении. Далее последовало три часа хождения туда-сюда и постоянной перепечатки протоколов. При этом остальные члены избирательной комиссии просто сидели на стульчиках. Неиспользованные бюллетени так и лежали передо мной — их не погасили до вскрытия урны. Председатель бегала к ребятам форме, постоянно разговаривая по телефону. За мной продолжали наблюдать, смотрели, сижу ли на участке или нет. Видимо, хотели дождаться, когда уйду. Где-то с часу ночи ребята в форме сидели рядом. Хотя бюллетени посчитали уже к 21:30 (на участке была низкая явка — всего 620 бюллетеней), протокол отдали только к трем ночи. Спросила у председателя, предложит ли она сопроводить запечатанные бюллетени в территориальную избирательную комиссию, на что она ответила: «Нет».


Ильяс Мынжасаров

Студент, Консульство Казахстана в Москве


Был наблюдателем в посольстве в Москве. Меня порадовала активность и дружелюбие сотрудников посольства. Советник посла за два дня до выборов связался, пригласил в посольство, где показал, что и как будет проходить. Дал юридическую инструкцию по правам наблюдателей, пожелал удачи и оставил свой телефон.

Удивила большая явка избирателей. Участок открыли в семь утра, а к этому времени уже скопились люди. Избирателям даже пришлось отстаивать очередь. В обеденное время был небольшой перерыв, но после люди снова стали активно приходить. Участок продержали открытым чуть дольше, до 20:30 — не все успевали проголосовать. Отдать голос пришли Имангали Тасмагамбетов, Ербол Едилов, Гульнар Сильбаева из КВН.

На участке собралось много представителей СМИ. У тех, кто голосовал впервые, на выходе брали интервью. Также им дарили стикеры для WhatsApp в память об их первом голосовании. В целом была праздничная атмосфера.

В какой-то момент перед посольством появился молодой человек, в руках у которого был плакат с надписью «Правду не победить». К нему подошли полицейские, побеседовали с ним, но корректно и без противоправных действий. Позже этот парень зашел в участок и проголосовал.

За процессом следили, в том числе, наблюдатели из других стран. Но избирательная комиссия оказалась крайне профессиональной. Ее члены были дружелюбны и вели себя корректно. Во время голосования не было никаких недопониманий. Спорные моменты, которые возникали при подсчете голосов, решались корректно и безэмоционально, несмотря на то, что все устали. Все мы работали как одна команда. Закончили в два часа ночи, я получил протокол, и мы разошлись. Согласно нему, за Токаева отдано 902 бюллетеня, на втором месте Косанов, у него — 375.

Также с председателем комиссии мы обсудили некий изъян в законодательстве — бюллетени ЦИК может печатать только в определенном месте, после чего высылает их в посольство. Количество бюллетеней должно соответствовать количеству граждан, вставших на консульский учет. Но консульский учет необязателен для граждан Казахстана, находящихся за границей. Отказать тем, кто на учете не состоит, комиссия не могла. Приходилось регистрировать людей на месте. Были опасения, что бюллетеней может просто не хватить. На учете стояли 1 461 человек, а бюллетеней прислали — 1 477. Но получилось, что значительная часть зарегистрированных не явилась, бюллетеней хватило всем.


Лейла Махмудова

Проект-менеджер, Алматы, 385 участок


По сравнению с другими участками на моем все было хорошо. Во-первых, комиссия и председатель были доброжелательными и не препятствовали работе. С самого начала сказала, что нужны необходимые протоколы и документы и мне дали доступ. По всему избирательному участку ходила спокойно и снимала все, что нужно.

Председатель, кстати, всегда прислушивался — был настроен действовать в рамках закона. Когда он увидел, что много других участков подделывают результаты, то разочаровался. «Из-за такой работы других участков все думают, что мы подкупные и нечестно работаем», — сказал он. Пробыла на участке с 6 утра до 12 ночи. Все прошло спокойно. Были, конечно, некоторые проблемные моменты, когда люди хотели проголосовать за своих родственников или с копией удостоверения. Они все просили у председателя сделать исключения, но он ссылался на ответственность перед наблюдателями. На самом деле, факт присутствия независимого наблюдателя стимулирует работать комиссию в рамках закона.

Так как участок был на территории пансионата, приходило очень много голосующих с открепительными. В основном это были пенсионеры, отдыхающие здесь. Складывалось впечатление, что голосующие, которые помладше — голосовали в автоматическом режиме. Было видно, что они фотографируют свои бюллетени. Наверное, для отчетности на рабочем месте. Также были студенты, которые говорили, что их не допустят к сессии, если они не проголосуют.

Во время подсчета голосов вела трансляцию на фейсбуке. Камера стояла над бюллетенями и было четко видно, как засчитывались голоса и как действовала комиссия в спорные моменты. Никаких нарушений допущено не было. Я получила протокол, по которому процент явки на участке был чуть больше 30 процентов. 51 % из них проголосовали за Токаева, 32 — за Косанова.


Независимыми наблюдателями на эти выборы пошли многие известные казахстанцы. Редакция The Village Казахстан делится комментариями Маргулана Сейсембаева и Алии Исеновой.

Алия Исенова

ведущая, Нур-Султан, 35 участок


Алия была наблюдателем в столице на участке 35. На своем аккаунте в Инстаграм ведущая отмечает, что на участке была масса нарушений:

— Председатель комиссии отказывалась начинать подсчет голосов, пока все шесть наблюдателей не отойдут в другой угол холла;

— Председатель отказывалась пересчитывать бюллетени при наблюдателе;

— Некоторые избиратели фотографировали бюллетень;

— Бюллетени с голосами за одного кандидата попадали в стопку с голосами за другого;

— Бюллетени уносили в другое помещение;

— Председатель не выдавала протокол о закрытии участка.

Также Алия отмечает, что наибольшее количество избирателей было в промежуток между 11:30 и 12:20. Председатель комиссии требовала отойти от стола при подсчете голосов и сесть на выделенном для наблюдателя месте вызывала полицию.

Маргулан Сейсембаев

предприниматель, Алматы, 494 участок


Маргулан Сейсембаев написал большой пост, в котором поделился впечатлениями. Он рассказал, что на его участке практически не было нарушений. Результаты следующие — 270 голосов у Токаева и 235 у Косанова. Маргулан отмечает, что явка на участках с наблюдателями, которым он лично доверяет, составила 32, 58 %.

Также предприниматель считает, что самое частое вмешательство — давление руководителей школ, ВУЗов и прочих бюджетных организаций на своих подчиненных и принуждение голосовать за нужного кандидата с последующим фото отчетом.


Обложка: mir24