Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location
«В стране девочки взрослеют, зажатые уятом»: Девушки, снявшиеся в жанре ню
«Нас здесь никто не ждет»: Как живут оралманы в Казахстане
«Нужно ценить свой платок»: Мусульманки о хиджабах
Коренные алматинцы: «Любимый город нас душит»
люди в городе

Тема

Материалы по теме «люди в городе»

Любимые места редакции в Алматы: Nedelka, БАО и Восточка

Любимые места редакции в Алматы: Nedelka, БАО и Восточка

Теперь вы знаете, где нас искать

Инструкция по «Болашаку»:  Казахстанцы о секретах поступления и выживания за рубежом

Инструкция по «Болашаку»: Казахстанцы о секретах поступления и выживания за рубежом

Поговорили с людьми, которые выиграли бюрократическую гонку

Волонтеры Rina.kz: «Большинство пропаж детей на совести родителей»

Волонтеры Rina.kz: «Большинство пропаж детей на совести родителей»

О том, куда исчезают дети и где искать взрослых

Кровью и потом: Казахстанцы в ММА

Кровью и потом: Казахстанцы в ММА

О кумысе, тренировках и травмах

 Коренные астанчане: «Без приезжих не было бы Астаны»

Коренные астанчане: «Без приезжих не было бы Астаны»

 Коренные астанчане: «Без приезжих не было бы Астаны»

Коренные астанчане: «Без приезжих не было бы Астаны»

Жители Астаны — о ветре, стереотипах, переносе Дня города и праздничном бюджете

«Кто ты без своего костюма?»: Участники Ironman Astana — о тратах и подготовке

«Кто ты без своего костюма?»: Участники Ironman Astana — о тратах и подготовке

«Никогда не думала, что можно испытывать нежные чувства к велосипеду»

«Десять дней нельзя было говорить и смотреть на людей»: Казахстанки об ашраме и випассане

«Десять дней нельзя было говорить и смотреть на людей»: Казахстанки об ашраме и випассане

«Это разительное отличие культур — у нас такое называется сектантством»

Люди, которые живут с родителями всю жизнь

Люди, которые живут с родителями всю жизнь

Люди, которые живут с родителями всю жизнь

Люди, которые живут с родителями всю жизнь

«Это делает мужчин несамостоятельными до такой степени, что им легче своровать девушку, нежели добиваться ее»

«На дороге помни — все хотят тебя сбить»: Мотоциклисты Астаны

«На дороге помни — все хотят тебя сбить»: Мотоциклисты Астаны

«На дороге помни — все хотят тебя сбить»: Мотоциклисты Астаны

«На дороге помни — все хотят тебя сбить»: Мотоциклисты Астаны

О криминальных мотоклубах, авариях, девушках на мотоциклах и стереотипах

«Норвежцы — суровые северяне с обостренным чувством справедливости»: Казахстанцы в Норвегии

«Норвежцы — суровые северяне с обостренным чувством справедливости»: Казахстанцы в Норвегии

«Норвежцы — суровые северяне с обостренным чувством справедливости»: Казахстанцы в Норвегии

«Норвежцы — суровые северяне с обостренным чувством справедливости»: Казахстанцы в Норвегии

О устрашающих походах, северном сиянии и раздражающем спокойствии

Алматинские велопутешественники

Алматинские велопутешественники

Если вам нужен был знак, то вот он

«Я готов набить тату на лице»: Казахстанцы о нежелании служить в армии

«Я готов набить тату на лице»: Казахстанцы о нежелании служить в армии

Шесть историй людей, избежавших воинской службы

«Все эмоции забирают себе женщины»: Мужчины — о том, почему они плачут

«Все эмоции забирают себе женщины»: Мужчины — о том, почему они плачут

«Все эмоции забирают себе женщины»: Мужчины — о том, почему они плачут

«Все эмоции забирают себе женщины»: Мужчины — о том, почему они плачут

А также о мужественности, порицании и эмпатии

Казахстанские стилисты за рубежом

Казахстанские стилисты за рубежом

Три девушки в Москве, Лос-Анджелесе и Вашингтоне (округ Колумбия)

«Нужно ценить свой платок»: Мусульманки о хиджабах

«Нужно ценить свой платок»: Мусульманки о хиджабах

Три истории о том, что значит надеть хиджаб, и одна — о том, как сложно его снять

Молодые режиссеры

Молодые режиссеры

О нашем кино, гонорарах и женщинах как источнике вдохновения

«Я уехала с 500 долларами в кармане»: Казахстанцы в Греции, Украине и России

«Я уехала с 500 долларами в кармане»: Казахстанцы в Греции, Украине и России

Можно ли выжить в чужой стране с такой суммой?

Алматинские стендаперы

Алматинские стендаперы

Алматинские стендаперы

Алматинские стендаперы

О гендерных стереотипах, угрозах после выступлений и концертах по Казахстану

«Французы не выкладывают последние деньги на новый айфон»: Казахстанцы во Франции

«Французы не выкладывают последние деньги на новый айфон»: Казахстанцы во Франции

Об уставших людях, беженцах и «Свободе, равенстве, братстве».

«Французы не выкладывают последние деньги на новый айфон»: Казахстанцы во Франции

«Французы не выкладывают последние деньги на новый айфон»: Казахстанцы во Франции

Об уставших людях, беженцах и «Свободе, равенстве, братстве».

«Здесь всё сделано для людей»: Казахстанцы в Южной Корее

«Здесь всё сделано для людей»: Казахстанцы в Южной Корее

О национализме, переработках и перфекционизме

«Люди умеют насладиться жизнью и никуда никогда не торопятся»: Казахстанцы в Италии

«Люди умеют насладиться жизнью и никуда никогда не торопятся»: Казахстанцы в Италии

О еде, архитектуре и любви к искусству

«Люди сами себя сажают под замок стереотипов и правил»: Иллюстраторы — об уяте

«Люди сами себя сажают под замок стереотипов и правил»: Иллюстраторы — об уяте

«Люди сами себя сажают под замок стереотипов и правил»: Иллюстраторы — об уяте

«Люди сами себя сажают под замок стереотипов и правил»: Иллюстраторы — об уяте

О предрассудках и ханжестве

«Аллах тебя накажет, ты сгоришь в аду»: Школьники о кумирах, половом воспитании и стыде

«Аллах тебя накажет, ты сгоришь в аду»: Школьники о кумирах, половом воспитании и стыде

«Люди, которые упрекают остальных, что уят болады, сами когда-то были кем-то задеты»

Я занимаюсь скандинавской ходьбой

Я занимаюсь скандинавской ходьбой

О лыжах, борьбе с лишним весом и новых знакомствах

«Здесь люди верят в государственный институт больше, чем в семейный»: Казахстанцы в Германии

«Здесь люди верят в государственный институт больше, чем в семейный»: Казахстанцы в Германии

«Здесь люди верят в государственный институт больше, чем в семейный»: Казахстанцы в Германии

«Здесь люди верят в государственный институт больше, чем в семейный»: Казахстанцы в Германии

О рейвах, чиновниках и свободе

«Быть собой — это круто и совсем не позор»: Люди с необычной внешностью

«Быть собой — это круто и совсем не позор»: Люди с необычной внешностью

«Быть собой — это круто и совсем не позор»: Люди с необычной внешностью

«Быть собой — это круто и совсем не позор»: Люди с необычной внешностью

Каково в Казахстане живется парням с цветными волосами и девушкам с татуировками на лице

«К феминисткам у нас относятся хуже, чем к ворам и насильникам»: Гражданские активисты об уяте

«К феминисткам у нас относятся хуже, чем к ворам и насильникам»: Гражданские активисты об уяте

«К феминисткам у нас относятся хуже, чем к ворам и насильникам»: Гражданские активисты об уяте

«К феминисткам у нас относятся хуже, чем к ворам и насильникам»: Гражданские активисты об уяте

Правозащитница, ЛГБТ-активист, пансексуалка и феминистки

«В студии ты кричишь, плачешь и громко смеешься»: Актеры казахского дубляжа — о своей работе

«В студии ты кричишь, плачешь и громко смеешься»: Актеры казахского дубляжа — о своей работе

«В студии ты кричишь, плачешь и громко смеешься»: Актеры казахского дубляжа — о своей работе

«В студии ты кричишь, плачешь и громко смеешься»: Актеры казахского дубляжа — о своей работе

О шутках с Ninety one, особенностях дубляжа и непопулярности казахских фильмов

«В стране девочки взрослеют, зажатые уятом»: Девушки, снявшиеся в жанре ню

«В стране девочки взрослеют, зажатые уятом»: Девушки, снявшиеся в жанре ню

«В стране девочки взрослеют, зажатые уятом»: Девушки, снявшиеся в жанре ню

«В стране девочки взрослеют, зажатые уятом»: Девушки, снявшиеся в жанре ню

Материал 18+

«В Алматы люди любят выпендриться, а здесь становятся спокойнее»: Казахстанцы в России

«В Алматы люди любят выпендриться, а здесь становятся спокойнее»: Казахстанцы в России

«В Алматы люди любят выпендриться, а здесь становятся спокойнее»: Казахстанцы в России

«В Алматы люди любят выпендриться, а здесь становятся спокойнее»: Казахстанцы в России

О чистоте улиц, толерантности и бумажной волоките

Астроном, сурдопедагог и другие студенты редких специальностей

Астроном, сурдопедагог и другие студенты редких специальностей

Астроном, сурдопедагог и другие студенты редких специальностей

Астроном, сурдопедагог и другие студенты редких специальностей

О том, каково учиться не на экономиста или юриста

Коренные алматинцы: «Любимый город нас душит»

Коренные алматинцы: «Любимый город нас душит»

Коренные алматинцы: «Любимый город нас душит»

Коренные алматинцы: «Любимый город нас душит»

Жители Алматы — о смоге, горах и приезжих

«Эта субкультура похожа на кровавый спорт»: Казахстанские MC о баттлах

«Эта субкультура похожа на кровавый спорт»: Казахстанские MC о баттлах

«Эта субкультура похожа на кровавый спорт»: Казахстанские MC о баттлах

«Эта субкультура похожа на кровавый спорт»: Казахстанские MC о баттлах

Tanir, Ice Дым, Тима ГВРН и Стани Марк — об оппонентах, российском Versus и даблраймах в айтысе

Как я получил грин-карту

Как я получил грин-карту

Казахстанцы, выигравшие грин-карту, — о миграционной полиции, американских лэндлордах и удаче

Какие книги алматинцы покупают ночью?

Какие книги алматинцы покупают ночью?

Спросили у горожан о любимых историях, музыке и вдохновении

«Нас здесь никто не ждет»: Как живут оралманы в Казахстане

«Нас здесь никто не ждет»: Как живут оралманы в Казахстане

«Нас здесь никто не ждет»: Как живут оралманы в Казахстане

«Нас здесь никто не ждет»: Как живут оралманы в Казахстане

О проблемах получения гражданства, агрессии со стороны казахстанцев и невыполненных обещаниях государства

Дети в интернете: Аминка-Витаминка, Софи Манасян, Дина Манар и Vilana Toys

Дети в интернете: Аминка-Витаминка, Софи Манасян, Дина Манар и Vilana Toys

Дети в интернете: Аминка-Витаминка, Софи Манасян, Дина Манар и Vilana Toys

Дети в интернете: Аминка-Витаминка, Софи Манасян, Дина Манар и Vilana Toys

Поговорили с самыми известными детьми Казнета и их мамами о популярности, мечтах и хэйтерах

Рубрики